Среда, 20 сентября 2017

Подводная баталия трех "четверок"

Опубликовано в Историк Боженко Петр Владимирович "Субмарины на войне" Понедельник, 15 июня 2015 09:32
Оцените материал
(0 голосов)

Во время Второй Мировой войны уровень развития средств радио- связи позволял вести непосредственное управление подводными лодками в море с берегового командного пункта или флагманской субмарины. В немецком флоте существовала практика, когда лодка- разведчик вела сбор и передачу данных для лодок своей группы ("волчьей стаи") и одновременно транслировала ее на берег в штаб подводных сил. Это позволяло довольно оперативно перенацеливать подводные корабли на наиболее выгодные районы.

 

Во время Первой Мировой войны такое управление было еще неосуществимо, но с берега передавали лодкам приказы и распоряжения. Известны несколько случаев, когда оперативный радиообмен между подводными лодками в море привел к рассосредоточенному по времени их удару по одной цели. Это позволяло наносить серьезные потери противнику даже в таких условиях, когда объект атаки был прикрыт очень сильным эскортом.

 

Один из таких случаев привел к потоплению самого большого транспортного судна, погибшего от торпед в Первую Мировую войну — лайнера "Justisia".

 

Перед началом войны голландская судоходная компания "Holland Amerika Line" заказала в Англии на верфи "Harland& Wolf” океанский лайнер "Statendam" для регулярных трансатлантических рейсов.

 

Громадные потери транспортных судов странами Антанты вынудили Англию реквизировать "Statendam" и, переименовав его в "Justicia", исполь зовать как войсковой транспорт для переброски совдат через Атлантику.

 

Официально громадный лайнер (водоизмещение 32 234 брт, скорость — 18 узлов, размеры 740x86x43 футов) передан фирме "White Star Line”. Летом 1918 г. войсковой транспорт вошел в строй и явился очень ценным прибавлением к уже существующему флоту. В июле того же года "Justicia" после окончательной "доводки" перешла из Ливерпуля в Белфаст, откуда 19 числа вышла в Нью-Йорк в охранении 12 дозорных кораблей разного класса. На борту находилось от 600 до 700 человек экипажа и военного персонала. Шел войсковой транспорт за американскими солдатами. Вообще транспорты с "живой силой" охраняли особенно тщательно, а такой громадный — особенно.

 

Через несколько часов после выхода, находясь у северо-западного побережья Ирландии в Северном канале, конвой попал в район патрулирования подводной лодки UB-64 (первая "четверка”). Ее ко- мандир обер-лейтенант фон Шрадер примерно в 16 час увидел в перископ большое количество судов, среди которых выделялся размерами один — трехтрубный, двухмачтовый, который он вначале принял за бывший германский трансатлантик "Vaterland", сходный размерами и силуэтом.

Стремясь не упустить такой "лакомый кусок", Шрадер пошел на сближение и в 16.30, необнаруженный даже таким сильным охранением, вышел в атаку с дистанции около 300 м, правда, из-за того, что конвой следовал противолодочным зигзагом, стрелять пришлось не носовым 4-торпедным залпом, а единственным кормовым аппаратом. Зато этот выстрел получился удачным, торпеда попала в машинное отделение. На месте погибло 15 машинистов и третий механик, много котлов вышло из строя сразу, машинное отделение заполнилось паром, стало затопляться, лайнер сбросил ход, а затем остановился.

 

Миноносцы эскорта бросились в атаку по торпедному следу и "высыпали" на субмарину 35 глубинных бомб, не достигнув никакого результата, кроме взбаламученной воды. Англичане попали в сложное положение, надо было определить повреждения "Justicia" и решать, что делать дальше, а подлодка оставалась неподалеку.

 

Через 50 мин, переждав, пока наверху все успокоится, UB-64 всплыла в отдалении и командир увидел в перископ стоящий без хода лайнер, который покрывался клубами пара из поврежденных котлов. Корабли эскорта ходили рядом, тщательно осматривая водную поверхность. Погрузившись, Шрадер начал медленно подкрадываться к лайнеру, стараясь производить как можно меньше шума. Этот прием ему удался и примерно через час он занял позицию снова по левому борту лайнера. Интенсивность движения кораблей эскорта не позволяла думать о сближении на минимальную дистанцию, как при первом выстреле; с другой стороны, большое расстояние увеличивало риск промаха, поэтому обер-лейтенант решил стрелять только двухторпедным залпом не прорывая линию охранения. В 18.15 UB-64 послала с дистанции 2000 метров "двойной привет" англичанам, причем в момент выстрела корабли охранения повернули на лодку. Шрадер не стал ждать результатов залпа, а сразу нырнул, в шуме взрывов глубинных бомб он успел расслышать только один торпедный взрыв, хотя попали обе торпеды -— в середину корпуса и в корму.

 

Миноносцы, заметившие перископ, ринулись в атаку еще до выстрела, но эти секунды не повлияли на эффективность бомбометания. Новые 23 бомбы нанесли только моральный ущерб немецким подводникам. Зато положение англичан значительно ухудшилось. Три торпедных попадания в один борт окончательно лишили "Justicia" способности самостоятельно двигаться, лайнер получил сильный крен и дифферент на корму. Его взяли на буксир и вся процессия медленно двинулась к побережью Ирландии, речь шла уже только о спасении ценнейшего судна,

 

UB-64, счастливо пережив почти 60 глубинных бомб, не утратила способности к новым атакам, а Шрадер не оставил мысли добить поврежденного великана.

 

Через полчаса после атаки обер-лейтенант привел свою лодку на перископную глубину и рассмотрел медленно движущийся на буксире пароход, все более садящийся на корму. Шрадер увидел, что есть возможность опять выйти в атаку на электромоторах, так как ни о каком всплытии при таком эскорте говорить не приходилось. Рискуя полностью "посадить" батарею, командир субмарины начал заходить с левого борта. Чтобы иметь возможность сразу уходить с места вероятного сброса глубинных бомб, Шрадер выстрелил с 900 м одной торпедой из кормового аппарата и снова успешно. На этот раз охрана отреагировала молниеносно, 11 глубинных бомб разорвались над лодкой и повредили топливные цистерны в междубортном пространстве, топливо начало всплывать на поверхность. Не зная об этом, лодка продолжала следовать на малом ходу за буксируемым гигантом, положение которого становилось все более критическим, В последний раз осмотрев "Justicia" в 22.30, командир UB-64 повел свой корабль в сторону от конвоя, чтобы пополнить запасы электроэнергии, — зарядить торпедные аппараты и дать отдых команде. Скорость движения "инвалида" была минимальной, и опытный подводник не сомневался, что сможет опять догнать процессию. Так оно и случилось. Около 5 час утра 20-го числа снова торпеда UB-64 двинулась в направлении борта лайнера, но выстрел издалека оказался неточным.

 

Остается позавидовать удаче командира UB-64, которого не утопили суда охранения, найдя по масляному следу. Вероятно помогло то, что на море была сильная зыбь и след был не очень хорошо различим.

 

Сами немецкие подводники узнали о своем "хвосте" только после 4-й атаки, когда, всплыв, они обнаружили пятна на поверхности воды. Поняв, что в таких условиях надеяться на еще одну успешную атаку нереально, Шрадер отвел субмарину от конвоя и начал вызывать близлежащие подводные лодки, передавая в эфир координаты поврежденного гиганта.

 

Эту передачу приняла лодка U-54 (вторая "четверка"), и обер- лейтенант фон Руктешелль полным ходом устремился добивать "раненого зверя". Около 8.40 в перископ можно было увидеть в северной части горизонта большой пароход. Он настолько походил внешним видом на "Vaterland", что и второй немецкий подводник посчитал, что он атакует именно этот лайнер. Руктешелль пошел на сближение, Видимость была отличной, большая зыбь на море затрудняла атаку, так как могла сбить торпеду или показать рубку лодки на перископной глубине.

 

Подойдя на 5000 м, командир U-54 рассмотрел, что "пароход” прикрыт двумя кольцами охраны, внешнее составляли эсминцы, внутреннее — рыбачьи пароходы, подошедшие по вызову. Общее число охранников уже достигло 40 единиц. Даже с такого расстояния можно было рассмотреть, что лайнер движется на буксире с очень малой скоростью, имея крен и дифферент. Все, что мог сделать обер-лей- тенант, чтобы облегчить себе жизнь, это заставить солнце светить в глаза английским наблюдателям и затруднить свое обнаружение. Лодка стала занимать именно такую позицию для атаки. Сложное маневрирование вынуждало часто смотреть в перископ. Случайно или заметив опасность, перед самым выстрелом "Justicia" изменила свой курс на 20°.

 

Чтобы снова зайти с солнечной стороны, Руктешелль тоже сделал поворот, поднырнул под охраной на глубине 15 м. В этот момент лодку обнаружили и снова в воду полетели глубинные бомбы. Немцы насчитали не менее 60 взрывов, но лодка, уйдя на глубину 50 м, спокойно переждала, пока грохот стихнет. Даже после такого "привета" Руктешелль не оставил желание поразить цель и это в конце концов ему удалось. Рассчитав по времени, что он находится в нужной позиции, обер-лейтенант всплыл под перископ, и точность расчета оказалось достаточной для атаки. В 9.32 лодка выстрелила 2 торпеды в правый неповрежденный борт лайнера, попавшие в район фок- и бизань-мачт. Вода начала стремительно поступать в 3-й и 5-й трюмы.

 

Лайнер был обречен. В момент залпа эсминцы бросились на перископ. Расслышав взрывы торпед, Руктешелль отвернул в сторону и, положив субмарину на грунт на глубине 59 м, "притаился", вслушиваясь в грохот бомб наверху.

 

Бомбежка была очень ожесточенной, но короткой, и через 20 мин затихла. Запас энергии в аккумуляторах после длительного подводного маневрирования оставался небольшим, и Руктешелль не рискнул уходить, а продолжал оставаться на грунте, тем более, что взрывы загрохотали снова.

 

Командир LJB-64, не покинувший место боя, с удовлетворением увидел два столба воды у борта лайнера. Он не знал, какая лодка провела атаку, и опасался за ее судьбу, так как корабли эскорта после первой атаки и передышки повели сосредоточенное бомбометание по какой-то явно обнаруженной цели.

 

Примерно через час после взрыва торпед U-54 к месту боя подошла третья "четверка" —■ новая подводная лодка UB-124. Она вступила в строй только три месяца назад, 22 апреля. Возможно, недостаточный опыт экипажа и привел к тому, что UB-124 после выстрела торпедой, показала рубку на поверхности, а смертоносная сигара прошла мимо. Эсминцы "Marne", "Miibrook", "Pigeon" бросились к обнаруженной лодке и точно накрыли ее серией из 55 глубинных бомб. Субмарина капитан-лейтенанта Вутсдорффа сразу получила серьезные повреждения. Заклинило клапаны вентиляции, от взрывов выплеснулся электролит, поврежден легкий корпус, а в корме — и прочный. С дифферентом 50° лодка спикировала на глубину и, пытаясь спастись, Ьрошла под тонущим пароходом, но это мало помогло. Лодка легла на грунт на глубине, близкой к предельной — 90 м, экипаж приступил к борьбе за жизнь корабля, пытаясь сдержать напор воды) но положение становилось все хуже и хуже. По лодке медленно распространялся хлор, образовавшийся от смешения электролита с морской водой.

 

На долю первой "четверки”, начавшей это подводное сражение почти сутки назад, выпало зрелище финальной агонии войскового транспорта.

 

После пятой и шестой торпед он начал медленно погружаться в воду носом. "Justicia" была абсолютно новым судном, совершавшим первый рейс, а торпеды, использовавшиеся немецкими лодками, наоборот относились к оружию старого образца, калибра 450 мм с небольшим зарядом ВВ в боевой части.

 

Через некоторое время стало ясно, что спасти лайнер невозможно, и началась эвакуация экипажа. Рыболовные суда подходили вплотную и принимали людей, некоторые шли на шлюпках. Агония продолжалась 3 час, спасение происходило организованно и, к счастью, кроме погибших при первом взрыве больше жертв не было. В 12.40 лайнер начал уходить носом в воду, перевернулся и затонул.

 

Большая часть кораблей покинула место трагедии, однако часть эсминцев осталась караулить поврежденную лодку, и ненапрасно. Через два часа положение UB-124 стало безнадежно, лодка всплыла и попала под артиллерийский огонь эсминца "Marne". Огонь вскоре прекратился, так как немцы начали прыгать в воду. Кроме погибших двух человек весь ее экипаж попал в плен, а сама лодка пошла на дно с открытыми люками, затопленная подводниками, чтобы не стать трофеем врага. Это произошло в 16.25.

 

UB-64, убедившись в гибели "Justicia", удалилась с места баталии и не видела конец UB-124, не видела ни того ни другого и U-54. Она оставалась на грунте до 18 час, потом всплыла и ушла. Ее экипаж узнал о результатах боя только утром следующего дня снова от UB-64.

 

Так закончился бой трех "четверок" UB-64, UB-124 и U-54, в результате которого потоплен самый большой пассажирский лайнер, погибший от торпед в Первую Мировую войну. Его успешная атака явилась результатом настойчивости командиров немецких лодок, особенно — обер-лейтенанта фон Шрадера. Эта, не имеющая аналогов в Первой Мировой войне подводная битва не состоялась бы, если UB-64, невзирая на повреждения, не рискнула бы долгое время оставаться в непосредственной близости от конвоя и вести радиопередачи для всех подлодок, могущих оказаться поблизости. Небезынтересно отметить, что UB-64 так и не покинула позицию, и 23 июля фон Шрадер послал на дно Ирландского моря большой английский вспомогательный крейсер "Marmora" {10509 орт). Всего в 1918 г. на его счету 28 побед (28 784 брт), лодка заняла место в первой десятке по результативности среди других лодок типа UB в 1918 г.

Эта субмарина, таким образом, сыграла в некоторой степени роль лодки-разведчика "волчьей стаи" времен Второй Мировой войны, а три "четверки" можно считать первой в истории "волчьей стаей". Бой 19/20 июля 1918 г. показал, что даже очень большой по составу эскорт не гарантирует сохранность конвоируемого "объекта" и явился предвестником "конвойных битв", которые разгорятся в Атлантике и других районах Мирового океана через 20 лет.

Прочитано 1135 раз

Пользователь