Воскресенье, 20 августа 2017

С точки зрения хорошей морской практики

Опубликовано в Александр Викторович Орлов "Однажды в Баренцевом море…" Вторник, 31 июля 2012 13:58
Оцените материал
(5 голосов)
Замечательная наука была в училище, называлась она Морская практика и занималась этой наукой целая кафедра. Она так и называлась Кафедра Морской практики. Преподавали  эту науку убеленные сединой, просоленные капитаны второго и первого рангов. Как правило, они до училища командовали миноносцами, артеллерийскими катерами, мониторами и тому подобными кораблями. Почти все они лейтенантами прошли войну. Геройские были дядьки. Лица у них были красные и от морского ветра тоже, как правило поперек себя в талии они были шире., Голоса хриплые.

Один из них капитан 1 ранга Н-ов долго прослужил на паруснике «Седов», кажется он даже там был Старпомом. Очень он  любил пользоваться мегафоном-матюгальником. Губы у него навечно были окантованы черным от резинового загубника на этом самом матюгальнике. Даже если он разговаривал с кем - нибудь стоящим вплотную к нему он всегда говорил через матюгальник. Мы все время задавались вопросом – использует ли он этот прибор в своей повседневной домашней жизни или нет. Физиономия у него была круглая, цвета мороженной говядины, да еще черное кольцо вокруг губ, ну чисто негритянский вождь в форме капитана 1 ранга ВМФ. Еще он очень любил переводы военно-морских сигналов горном на понятный песенный язык, вот пример: Сигнал на приборку – Ту,ту,ту, ту…..А чтобы мы запомнили он его напевал с таким текстом «Иван Кузмич, бери кирпич, драй, драй, драй!». При этом он не имел абсолютно никакого музыкального слуха. Пел, естественно, через матюгальник. Было очень весело.

Не менее забавным был капитан 1 ранга П- кий. Надо сказать, все офицеры этой кафедры были похожи друг на друга, как родные братья. Тогда казалось, что их так пометило море, дубленая кожа, характерные морщинки у глаз. С возрастом пришло понимание, что отпечаток на лица этих морских волков наложило не только море, но и «Огненная вода», которая входила в их ежедневный рацион.

Первый курс нашего набора 1968 года располагался отдельно от остального училища на Корабельной стороне в расположении 11 Учебного отряда надводного плавания и назывался ОУБ – Отдельный учебный батальон. У нас были свои кубрики, свои классы и аудитории. А так же была своя шлюпочная база в Южной бухте. На территории 53 бригады подводных лодок стояло с десяток шести весельных ялов, один десяти весельный катер, один шестнадцати весельный барказ и один двадцати четырех весельный барказ – галера, а не барказ. Он мог нести две мачты, ну и весла у него были соответственно его размеру. Хотя надо сказать были чрезвычайно хорошо сбалансированы. А под парусом он ходил лучше любой шлюпки, стоило его только разогнать. Занятиями на этих плавсредствах естественно руководили офицеры с кафедры Морской практики.

И вот как то в один прекрасный весенний севастопольский день наш класс пошел на практические занятия на гребных судах. Лучше всего было попасть на шлюпку, там не было офицеров, а старшиной шлюпки был свой брат курсант. А на барказах офицеры. Я попал на Галеру, где командиром был капитан 1 ранга П-кий. Судя по цвету его физиономии он был с тяжеленного похмелья, но это я сейчас понимаю, а тогда… Отошли мы от причала на веслах к центру бухты и последовала команда поставить паруса. Чего только стоило установить на места мачты, даже не знаю, какой длины они были. Но, тем не менее,  удалось поставить мачты и даже поднять паруса. Вышли на траверс Госпитального мыса, со всех сторон снуют катера с кораблей и морские трамвайчики на Северную и Инкерман, лепота. Напряжение спало, пообвыкли с Галерой. Тут, вдруг звучит злая короткая команда от капитана 1 ранга П-ского: «Старшина! Ведро!!!». Какое ведро? .. «Ведро! Мать перемать!!!». Громко так -  всем на рядом проплывающих катерах слышно. Старшина роты, он же старшина барказа-галеры отвечает, нет мол ведра. Никто ничего понять не может. Опять звучит зычный голос : « Сташина! Держите меня! Руку!».

И тут всем нам и не только нам открывается такая картина. С кормы барказа свесился со спущенными штанами, но в фуражке  капитан 1 ранга П-кий, которого крепко держит за руку наш  старшина. Рядом с ними развивается на ветру шлюпочный флаг ВМФ. Тут же  идет  рейсовый катер идущий на Северную сторону битком набитый жителями и гостями города-героя.

В это время подворачивает ветерок, команды на паруса дать не кому, все руководство нашего фрегата занято проблемой дефекации командира, один осуществляет процесс, другой в буквальном смысле его в этом поддерживает. Паруса хлопают на ветру и  барказ разворачивает кормой к рейсовому катеру. Все пассажиры имеют несказанное удовольствие наблюдать, как с точки зрения Хорошей морской практики  происходит процесс освобождения командирского кишечно-желудочного тракта от отработанного материала.  Все в восторге, особенно чайки, столько вкусной с их точки зрения жратвы. Хорошая морская практика это великая сила !
Прочитано 4544 раз
Другие материалы в этой категории: « Ощущения Как сдавали экзамены »

Пользователь