Понедельник, 24 Апрель 2017

Брага

Опубликовано в Александр Викторович Орлов "Однажды в Баренцевом море…" Среда, 06 Июнь 2012 17:22
Оцените материал
(5 голосов)
Знаете, что сказал про атомных подводников великий русский поэт Некрасов в своей знаменитой поэме «Кому на Руси жить хорошо»? Нет ? - «…он до смерти работает, до полусмерти пьет…!». Работать иногда приходилось действительно до смерти, особенно доставалась механикам в период доковых осмотров, и в соответствии с вышесказанным, бывали случаи пития до полусмерти, хотя скорее не до полусмерти, а до потери сознания, не то, чтобы человек отрубался и терял сознание, а именно потеря сознания, когда не ведаешь, что творишь.       

Наш механик, о нем я уже упоминал, был, как раз из таких, которые до смерти работают. А вот по части пития ему не было равных, потому, что когда получали шило, Дядя Миша уходил на пятидневку, то есть пил пять дней без просыпу, что он при этом ел, ходил ли в сортир, или вообще осуществлял какие ни будь человеческие деяния не известно. Через пять дней мрачный он выползал из своей каюты и начинал трудиться, что называется до смерти и при этом не давал роздыху всем своим подчиненным.  

И вот в один из таких доковых осмотров, в Полярном Дядя Миша ушел на очередную пятидневку.   Стояли мы в доке рядом со стратегом* и жили на плавказарме соседствуя с его экипажем. Офицеры там были нормальные люди, командир тоже хороший мужик, показался при постановке в док и сразу слинял по своим командирским делам, только его и видели.

А вот зам у них был редкая скотина, он следил не только за своим экипажем, но и за всеми, кто попадал в его поле зрения, даже если это был заводской работяга. Речь идет естественно об употреблении спиртного. И только он кого ни будь, засекал, летел пулей в политотдел и стучал, стучал, стучал неутомимо.   У нас в это время был молодой командир с демократическими замашками, любил оригинальные публичные выступления перед экипажем, легкие братания, придерживался старых офицерских традиций, ну там, по имени отчеству, товарищеские офицерские ужины и тому подобное.  И как-то раз матросики сварганили брагу, самую настоящую из дрожжей и чернослива, целый сорокалитровый бидон, но выпить не успели, бидон был найден командиром и изъят.  Перед строем было совершено ритуальное действо с наказанием виновных - лишили их сладкого. Потом были собраны господа офицеры на экзекуцию, на которой было сказано, сказано для красного словца: «Вот пусть офицеры попробуют, какую дрянь пьют их матросы ». Брагу помощник командира уволок в свою каюту, так как бидон являлся корабельным имуществом и разбазаривать его было нельзя. Сама жижа осталась в бидоне, не выливать же, вдруг пригодиться. Конечно же пригодилась и надо сказать совсем не плохая была бражка, но все имеет свой конец и бражка закончилась, как раз в канун Дяди Мишиной пятидневки.

Вот как-то собираемся мы навестить питейные заведения города Полярного, «дернуть по ниточке», как говаривали мы в те времена, оделись уже и ждем помощника у него в каюте. Как вдруг раскрывается дверь и мы видим соседского зама с совершенно безумным выражением лица, а рядом нашего Дядю Мишу в состоянии тяжеленного пятидневного похмелья. Дядя Миша что-то мычит и из мычания его вырисовывается фраза. «Щас будет тебе нитка. Вот матросы сварили, а командир приказал офицерам выпить. Не шило, конечно, но вполне нормальная брага».  При этом лезет в шкаф, где стоял этот злополучный бидон и набирает полную кружку пахнущей сивухой жижи. Протягивает ее соседскому заму все с теми же комментариями, что мол матросы сварили, а командир приказал офицерам выпить.     

Надо ли говорить, что мы просто обалдели.         

В руках у соседского зама китель и белая тряпочка на подворотничек. И сразу стало все ясно. Сосед искал нитку, просто нитку, он хотел быть красивым, с чистым
подворотничком и сунулся в каюту, к Дяде Мише. А у того, как раз был последний день и он уже пытался возвратиться в реальный мир, но так как алкоголь бурлил еще во всю, то он не понял сути проблемы, скорее понял ее по-своему в соответствии с тем состоянием души и организма в котором он пребывал на тот момент. Надо было видеть лицо этого зама. Удивление и восторг! Это же надо! Матросы варят для офицеров брагу, а командир приказывает ее этим бедным офицерам пить! И стоит ли говорить, что рванул он в политотдел, как был, без подворотничка и даже шинель не стал одевать. Как отдувался в политотделе наш командир никому не известно, правда последствий мы никаких не ощутили, понял очевидно, свою промашку, что можно говорить, а что нельзя. Ну а Дядя Миша нормально вышел с пятидневки и начал до смерти работать, как и положено командиру БЧ-5 во время докового осмотра.
Прочитано 5301 раз
Другие материалы в этой категории: « Таран Ощущения »

Пользователь