Понедельник, 25 сентября 2017

Бочка

Опубликовано в Александр Васильевич Орлов "Из-за острова Путятин" Вторник, 24 апреля 2012 08:44
Оцените материал
(3 голосов)

- Ты когда меня с собой на войну возьмешь?..

 

Толя Слобожанюк, каперанга, редактор военного отдела "Сельской жизни", отхлебывал из широкого коньячного бокала свой обычный напиток.  Мы сидели в его кабинете на шестом этаже нового здания издательства "Пресса" и благоденствовали.

- Как только она в сельскохозяйственные районы спустится...

- А еще не спустилась?..

 

Анатолий Васильевич - моя старая любовь. Люблю мужиков. Но очень  немногих. Слобожанюка, так точно! Еще со времен Владивостока, когда он был собкором "Красной звезды" по Тихому океану. Слобожанюк - легенда. И во Владивостоке, и в определенных кругах в Москве...

 

Вскоре война спустилась с Нагорного Карабаха в долины,  и я позвонил Толе:

- Поехали?

 

И мы поехали. Точней - полетели. На четырехмоторном Ил-76, еще точней - на ящиках с  бронежилетами и полицейскими щитами. С аэродрома Чкаловский...

 

Город Агдам. Известный одноименным напитком. И, как оказалось, наличием здесь не только винного, но и отличного коньячного производства. Разместились в каком-то общежитии, вместе с отрядом вэвэшного спецназа. Под окнами три бэтеэра, в окна -  солнышко, назавтра нас приглашает в гости председатель колхоза поблизости. Поплакать, о житье-бытье рассказать - все как раз по ведомству Слобоженюка.

А он сам уже со спецназовцами местный марочный коньяк дегустирует. Те накануне коньячный завод у боевиков отбили, прикатили в общежитие бочонок, что называется, наилучшего...

 

Во втором часу ночи будит дежурный.

- Заберите своего друга. Они, как сели вечерком на крылечке, так и сидят. Другим покою нет...

 

Вышел на крылечко - бочка, обветренные в боях корсары, посреди - Анатолий Васильевич. Черпают нектар люминиевыми кружками и громкие беседы ведут.

 

- Тебе, Коля, - говорит каперанг. - Я орден Красной звезды  дам! А тебя, Степаныч, в Москву заберу! Заместителем командующего Внутренними войсками. Ты талантливый!..

 

То есть, уже хватит Василичу.

- Толя, пошли спать? - говорю. - Завтра нам с тобой в колхоз, а ты тут кадровые революции устраиваешь...

И пошли мы спать.

 

Утром мой боевой товарищ, разумеется, встать не смог. И я поехал один изучать проблемы местного сельского хозяйства. Возвращаюсь вечером - та же картина. У той же бочки. И те же кадровые проблемы - как боевых офицеров в Москве не хватает.

 

Чуть позже приехали местные ребята из МВД. И сказали:

- Ночью на общежитие налет будет, нам стукнули. Вы забрали с завода бочку Нарыз-оглы, самый лучший коньяк, который он за собой записал. Он серьезный полевой командир, под его началом головорезы...

- Что значит, он за собой записал? - спрашивает майор, которого Слобожанюк в замкомандующие ВВ готовил. - Пусть приезжает, если дело такое...

- Зачем нам бой среди города? - спрашивают милиционеры.

- Прикажете вернуть?!

- Думаем, вам нужно поменять место дислокации. Тут неподалеку, в горах, есть турбаза. Комфортабельная и места отличные. На эту ночь, а там разберемся...

 

- Я знаю это место, - сказал капитан, которого вчера орденом Красной звезды пометили. - Ребята дело говорят. Уважим местную власть...

 

Короче, решили правильным сберечь город. Спецназ завел свои бэтэры, нашлось и нам место. Захватили и троих вертолетчиков, которые обитали тут же. Ну, и бочку, понятное дело. Бочка святое...

 

Мы ехали лермонтовскими местами! Не географически, конечно, а первозданностью горных пейзажей. Наконец, взобрались на вершину горы, въехали в ворота, турбаза. Брошенная, персонала нет.

Разошлись по комнатам,  но вскоре сошлись в самой большой из них. Сюда же прикатили бочку...

 

Нарезали хлеба, вскрыли банки ножами. И зачерпнуть-то толком не успели, как снизу ударила пулеметная очередь. КПВТ в горах слышно гулко и раскатисто. Очередь пришлась по окнам. Народ из-за большого стола покатился в разные стороны, но кружек не расплескал...

 

- Эй, русские! - снизу гортанный голос. - Верните коньяк!..

И снова очередь.

Народ выглянул. В ущелье у речушки стоит "Зил-130". С пулеметной турелью в кузове.

Майор рассвирепел, высунулся по пояс и пообещал, что сейчас выкатит бэтэры на прямую наводку и расхреначит убогих к чертовой матери.

В ответ новая очередь.

 

- Достали они меня, - начал собираться майор.

 

- Степаныч, да ну их … - говорит Анатолий Васильевич. - Темнеет уже! Ночь на дворе, а ты куда-то собрался...

И начал переставлять все со стола к окнам поближе:

- Завтра поедешь! Давай лучше по маленькой...

 

Здраво прикинув хрен к носу, Степаныч согласился. Не хватало на мину наскочить.

Приказал боевому расчету подогнать бэтэр к воротам и смотреть в оба. Как кто на "тещином языке" появится, бить по сопатке.

 

Вверх "Зил" не полез. Так и стрелял снизу. Пока совсем не стемнело.

Народ же, лежа под батареями, занимался делом.

И в этом тоже было что-то лермонтовское.

Всей разницы, что Слобожанюк выставил на подоконник диктофон. И включил на запись.

- В редакцию! - пояснил он. - Пусть не думают, что мы тут водку пьянствуем...

 

Назавтра началась совместная с местными силами правопорядка операция по разоружению незаконных вооруженных формирований.

Но это уже другая история...

Прочитано 4105 раз
Другие материалы в этой категории: « Лампочка. Или Вечный зам Опоздавшие мысли »

Пользователь