Суббота, 18 ноября 2017

О демократии на флоте - 2

Опубликовано в Александр Васильевич Орлов "Из-за острова Путятин" Вторник, 24 апреля 2012 08:40
Оцените материал
(2 голосов)

Каперанг Молодецкий залетел. По крупному...

Целый, понимаешь, командир лодки, ракетоносца! Участник несметного количества автономок. Коммунист! Страшно сказать - Кавалер ордена Красного Знамени. Которым в мирное время всего единицы награждены. И вот, на тебе!.. И не по кораблю залетел, не по любимому личному составу, не по пьяному даже делу, а, язык не поворачивается, по гиблому делу - по аморалке.

 

Завел себе, сивый мерин, аж сорок семь лет ему(!), молодую да статную. Да такую, что лихим лейтенантам не снилась. Встретишь ее,  и сразу хочется… поинтересоваться:

- Который час?...

Как известно, при этом сугубо мужском вопросе нормальные советские женщины сразу смекали, что к чему. Делали лица каменные, взглядывали так, что и нужда отпадала. А Наденька, та - нет! То ли потому, что ей всего двадцать три годочка стукнуло, то ли из образов книжных еще не выпала, то ли еще по какой природной причине, но повернется к тебе, откроется, просияет. И скажет неземным голосом: "Полтретьего…" И станет вдруг тебе хорошо. И сомкнется пространство со временем, и исчезнут оба по какому-то еще не открытому общегалактическому закону...

 

Ну, попал каперанг. У него семья, дети, квартира на Морской, распухшая от диагнозов медкнижка в санчасти, а тут такое. Ведет себя как мальчишка. Шифруется, конечно. Курсы, глубины меняет, чтоб не запеленговали береговые станции. Мастер  - во всем мастер. Нырнет в Заливе Петра великого, никто не скажет, где вынырнет.

 

Но гарнизон это тебе не океан. Тут пеленгаторы на каждом подъезде. Потому появились письма. Комдиву и НачПО. На всякий случай. От законной супруги.

Жены подводников – сделаем отступление - тоже профессионалы. Для них все эти шхеры, уходы, зигзаги и прочие наработки подводной элиты – открытая карта, детская вышивка крестиком. Это, дескать, вы можете там, в морях, быть умелыми вышивальщиками, а тут у вас все узлы наружу. Более того, жены в подводницких гарнизонах, не раз проверено, вслепую, только по звуку выхлопа дизелей могут различать, чья это лодка в базу приперлась. Лишь изощренному слуху и сердцу такое подвластно. Что у Ружникова лодка слегка,  словно стеклянной трехлитровой банкой,  позванивала. У Ситникова - жестяной консервной. У Вернигоры приборматывает, как свекровь за стенкой. А у Репина - словно ровную строчку шьет. Ни одной иностранной разведке не снилось...

 

Но это так, к слову. Мы ведь о другом. О демократии. О правах человека. А в данном случае – о самых священных правах - женщины и матери. И кстати, - о правах детских - на сбережение героического папы, как минимум.

 

За свои права надо бороться, товарищи. Без экстремизма, типа семейного терроризма. А сугубо цивилизованными методами. Через задействование имеющихся демократических процедур. Применительно к соединению - это, в первую очередь, партийная организация. Кто не знает, был такой партийно-демократический институт - парткомиссия. Составленная из людей исключительно безупречных.  Сейчас парткомы и парткомиссии, правда, к тоталитарным инструментам относят, а кое-кто - и к репрессивно-карательным, но вы не очень-то верьте. Во всяком случае, применительно к флоту. Поскольку и там эта мало кому ведомая флотская демократия окопалась.

 

…Несколько дней председатель парткомиссии кавторанг Данилов не ел, не спал. Убитый письмами, проводил партийное расследование. Беседовал со сторонами, вникал. Плюс характеристики, соответствующие объяснения, пояснения. Настал, наконец,  судный день.

 

К сожалению, не могу вспомнить ни одного знаменитого батального полотна, чтобы читатель мог воочию представить предстоявшее действо. Потому опишу по-своему, сиро. На ненакрытых инвентарных столах политотдела только графин со стаканом. За столами  - десяток людей. Умудренных и не очень пока. У первых  -  седина погуще, лысины пошире, у вторых это завтра будет. И одна женщина, партучетчица Вишнякова. Ей после заседания вынесенное решение в карточку партийного учета записывать…

 

- Товарищи, - встал председатель. – Разбираем персональное дело члена партии с 1967 года товарища Молодецкого Сергея Ивановича. Обстоятельства таковы…

По добросовестно написанной шпаргалке Данилыч излагает суть дела. Немного о служебной деятельности коммуниста, о делах на лодке, об обращении жены и семейных проблемах… Стоп, дорогой читатель, не надейся. Я не стану далее растравливать твое нездоровое любопытство. Фабула известна и  этого достаточно...

 

- Переходим к обсуждению, -  с облегчением опускает Данилыч шпаргалку. – Какие есть вопросы?.. Если ко мне вопросов нет,  - к товарищу Молодецкому...

 

Тяжкий момент. Непередаваемый. Какие вопросы, картина, как на ладони. Семья, любовница, дети… До того все ясно, что аж тошно. Ясней только в кино бывает. Да и то в постсоветском. Эх, Сережа, Сергей Иванович, товарищ Молодецкий, о чем тебя спрашивать? Если бы тут тебя не знали – разве не вместе в морях  кувыркались, не вместе задачи сдавали, к Берингу ходили, под авианосцами супостата в Корейских проливах паслись. А тут такое, что глаза поднимать не хочется...

 

- Не молчи, командир, – наконец откашлялся кто-то. – Давай, докладывай обстановку...

 

А куда денешься...

 

- Что тут скажешь?.. – встал со стульчика каперанг. – Все сами знаете... Меня, супругу, семью. Жена, Людмила Михайловна, - настоящая боевая подруга. И жена золотая. Дайте мне воды, пересохло…

 

Звякнули стакан с графином. Пьет Серега. Кадык прыгает.

 

- …в общем, мы Людмилой, знаете,  и Крым,  и Рым прошли, считай,  одно целое. А семья для меня, ребята мои, сами знаете …

 

Тишина встала в политотделе. Чуть не написал - на цыпочки.

 

- Но тут вот такое случилось... Встретил я ее. Надежду. Вы ее тоже знаете. И пошло все, поехало. Мимо всякой воли. И не могу я без нее, хоть убейте...

 

У партучетчицы навернулись слезы на глазах.  Командиры лодок для нее – полубоги, а тут с одним полубогом такое…

 

- В общем, я все сказал… – сказал офицер. И опустился на стул. – Решайте…

 

Официальная выписка из Решения партийной комиссии 9-й дивизии подводных лодок:

Рассмотрев персональное дело члена КПСС Молодецкого С.И., постановили: дать капитану 1-го ранга Молодецкому срок 3 (три) месяца на то, чтобы разобрался с  чувствами.

Выписка верна.

Председатель партийной комиссии

капитан 2-го ранга Данилов

Секретарь партийно комиссии Вишнякова

Печать, дата.

 

PS. Что, хотите знать, чем закончилось? Лучше спросите сами себя, какое бы вы решение приняли, как бы сами с собой разобрались. Как решите на месте Молодецкого, такой и будет финал...

Прочитано 3940 раз

Пользователь