Воскресенье, 20 августа 2017

О спасении людей и механизмов

Опубликовано в Александр Васильевич Орлов "Из-за острова Путятин" Вторник, 24 апреля 2012 08:33
Оцените материал
(5 голосов)

Капитан-лейтенант Романов испортился. Еще говорят: забил на службу. Не то, чтобы совсем,  в разнос, но еще немного и...  Целый начальник торпедо-технической базы, а журнальчик «Вокруг света» листает с большим интересом, чем Журнал замечаний и происшествий родной ТТБ. Охладел и к личному составу, и к материальной части. И со службы стал линять раньше начальства! Лучше бы уж пил, чем ТТБ рушить...

 

Последнюю мысль до него не раз доводили. Без первой ее части. И в самых различных формах. Дело катилось к тому, что родное командование зарядит главные калибры служебных и партийных взысканий и  кааак жахнет по Романову, только мокрое пятно и останется.

 

Но тут зашел Романов в партком. Потому что там стоял стеллаж со свежей прессой, в том числе и с новым номером «Вокруг света».

 

Женя Скорик, парторг, строчил какие-то документы на «Ундервуде» времен Очакова и покоренья Крыма. Выудил Романов из ячейки свой журнал и, проходя мимо старого друга, заглянул ему через плечо.

- Что пишем, Фурманов?..

- Партийные характеристики.

- На меня, поди? Приговаривается к расстрелу…

- Команду приказано формировать, во Вьетнам, в Камраневку.

- Да ладно... – не поверил Романов. И воспрял. - Слышь, Женя, я хороший! Отправь меня во Вьетнам! Хочу подвиг в Камрани совершить...

- Здрасте! Ты в партийных фитилях весь. Тебе нельзя подвиги доверять…

- Ну, так ты сними фитили!..

И все это так искренне, так проникновенно!

- Не могу, старик, - говорит Скорик. -  Нагдасев тебя не отпустит.  У тебя на ТТБ завал. А Вишняков, замполит? За год, говорит, ни одного конспекта у Романова. Тетрадь индивидуальной работы с личным составом искурил. Собрания не проводятся…

- Женя, друг! За три дня все будет! Ты меня знаешь. Пиши, гад, в интернационалисты!..

- Да мы только рядовой состав направляем. Офицеров не предусмотрено...

- Что значит, не предусмотрено? Ты что, моряков не знаешь? Они еще на переходе такого наинтернационалят, что мама не горюй.  Обманываешь меня, обязательно должен быть офицер.

- Ну, резон в этом есть, - смотрит на Романова коварный политрабоник. - Я что-нибудь попытаюсь сделать…

 

История умалчивает, кому пришло в голову использовать интернациональный рычаг в интересах спасения ТТБ. План был такой. На формирование команды отводится месяц. Романов берется за этот месяц сделать из ТТБ конфетку. Лишь при этом условии рапорт согласился подписать Нагдасев. А Вишняков, как зам, выдвинул свои условия  – политико-воспитательную работу в войсках поднять на недосягаемую высоту.

На том все и ударили по рукам.

 

Офицерские созидательные таланты проснулись в капитан-лейтенанте Романове и засияли. Журнал «Вокруг света» перестал существовать. Равно,  как и сход на берег. Причем, для всего  офицер-мичманского состава ТТБ. Любимый личный состав вновь ощутил могучую потенцию своего командира.

Наждачка для пайолов улетала рулонами, паста гойя  - кусками, шаровая краска и слоновка – ведрами. А чернила - фиолетовые, черные, красные – успевай в «военторг» бегать.  Сейчас объясню, зачем Коле нужны были красные чернила. Для того, чтобы цитаты из решений съездов и первоисточников выделять!

 

Надо сказать, подчиненные, не ведая об истинных  мотивах служебного рвения начальства, искренне полагали, что он спятил. Чуть что не по нему, - репрессии. В гауптвахту на радикальное перевоспитание. Даже по запредельной ставке начальника губы мичмана Локтева - бутылка «шила» за один организм…

Для большинства подразделений дивизии такие ставки вообще были неподъемны. Но на ТТБ, все знают, спирта залейся. У них даже оцинкованный бак с це2аш5оаш при входе с алюминиевой же кружкой, цепочкой к баку прикованной, чтоб не свистнули.

 

Через три недели Романов явился к замполиту береговой базы со стопкой общих тетрадей, куда весь Ленин был переписан. А сверху лег Журнал политзанятий. И тетрадь индивидуальной работы с личным составом. Ну и сам воин-интернационалист являл собой образец -  подстриженный, ладный, благоухающий одеколоном «Саша».

Последнее Вишняков не одобрил, а вот открыв документацию и конспекты, впал в безумный замполитовский восторг. Это было религиозное потрясение.

Стоило замполиту отереть глаза от навернувшихся слез, перед ними лежал  романовский рапорт. Вишняков просто вынужден был  написать на нем: «Ходатайствую». И поставить свою тяжелую партийно-политическую подпись.

С политически одобренной бумагой капитан-лейтенант вошел в кабинет Нагдасева.  Нагдасев, по причине простуды,   лежал на диване под капитаноперворазовской шинелью и  читал «Хождение по мукам». Ну,  или какую другую книжку, какие они читают на бербазе.

 

- Товарищ командир, ваша виза нужна, -  робея легендарного и любимого военачальника, протянул специально заведенную папку отличник боевой и политической подготовки.

- Что там? А-аа, рапорт. Решил все-таки во Вьетнам. Дезертируешь, стало быть, с переднего края. Бросаешь нас во имя любви с мулатками. Ладно, я подпишу. Уговор есть уговор. Как, кстати, там, на ТТБ?..

- Новые стеллажи испытаны, электрохозяйство в ажуре, забор докрасили. Можете проехать, проверить!..

- Знаю, что ты ТТБ спас. Можешь ведь, когда хочешь...

- Рад стараться!

 

Вскоре у Скорика Романов демонстрировал визы начальства.

- Снимай фитили.

- Да снимем, снимем. Завтра партком…

- Ну, я пошел. Мне еще к адмиралу. Рапорт подписать.

- Старик, а может,  не стоит к адмиралу? Ну, и вообще, во Вьетнам этот? Чего там хорошего, тропики, жара, влажность. Малярийные комары, крокодилы. И эти, как их, термиты…

 

Женя потом мне рассказывал, что его телефонный звонок отвлек. Когда он трубку обратно положил, Романова уже и след простыл. Не успел ему Скорик доложить, что адмирал ничего не знает. Сказано же, нет  разнарядки на офицеров.

 

Свежим вьетнамским муссоном Романов ворвался в апартаменты командира славной 9-й дивизии подводных лодок ТОФ контр-адмирала Смолярчука.

- Тут он? – спросил дежурного офицера. – Я по личному приказанию…

 

…Вообще-то, здесь  должно быть некоторое лирическое отступление. Более-менее философское…  О лжи во спасение и о прочем другом вранье. Например, Уинстон Черчиль свидетельствует, что оно всегда присутствует в жизни. В качестве эскорта для драгоценной правды. Песталоцци, говорят, не всегда одной правдой советовал подрастающее поколение воспитывать. Есть такое понятие, как военная хитрость. Но мера во всем нужна...

 

- Разрешите? – ничего этого не ведая, шагнул за комингс адмиральской каюты Романов.

- Чего тебе?..

- Прибыл на предмет выполнения интернационального долга в Демократической Республике Вьетнам, товарищ адмирал. Разрешите, вот мой рапорт...

 

Надев очки, ППС прочел рапорт. Сняв очки, изучил резолюции.

- Ни хрена не понимаю! Либо вы там на своей бербазе с ума посходили, либо это уже  и  я с вами…

Снял трубку внутренней свяи:

- Строевую часть мне… Доложи-ка мне, касатик, мы что, и офицеров во Вьетнам отправляем?.. Нет? Точно нет?.. Ну ладно, конец связи.

 

В наступившей тишине адмирал взял рапорт и молча стал из него что-то мастерить. Получился бумажный самолетик. Запустив его в сторону коридора, адмирал сказал:

 

- Летите отсюда, оба! И передайте там своим: я  заеду. Пусть готовятся...

Прочитано 4480 раз
Другие материалы в этой категории: « Лейтенант Глубоководное »

Пользователь