Понедельник, 24 Апрель 2017

Лодка

Опубликовано в Александр Викторович Орлов "Однажды в Баренцевом море…" Вторник, 06 Декабрь 2011 08:12
Оцените материал
(9 голосов)
Как выглядит подводная лодка? Никто ее не видел под водой, только в кино, да и там это компьютерное моделирование, трюк.
А вот в надводном положении мне довелось увидеть это чудо, и не раз.

Представьте: полярный день в Баренцевом море, ветра нет, штиль полный. Когда идет надводный корабль, слышен свист его турбин, шум работающих вентиляторов и много других механических шумов.

А когда идет в надводном положении атомная подводная лодка, слышен только шум морской воды, которую она даже не вспарывает, а толкает перед собой громадным валом. Лодка напоминает собой необыкновенное, фантастическое животное. Есть самодеятельная песня, в ней слова:
«Не каждый знает, что оттуда, из-за Привального плеча, встает бесформенное чудо и семафорит «Я жива!»

Чудо, да и только, по-другому не скажешь. И выглядит это чудо со стороны очень органично, Лодка и Море - одно целое.
Атомная лодка в надводном положении - это невообразимая мощь, кажется, ничто ее не может остановить, блестит черный корпус, летит белая пена вдоль него, спереди синий прозрачный вал воды, а сзади до самого горизонта кильватерный след.
Грандиозно!

Как-то в устье Кольского залива нам навстречу проходил пассажирский теплоход «Алла Тарасова», когда мы с ним поравнялись, было видно, что вся публика столпилась на левом борту и во все глаза смотрела на наш Пароход. Точно, можно сказать, эти люди получили незабываемое зрелище...

Ну, а внутри, лодка - это весьма сложное сооружение, в которое напиханы в невообразимой тесноте всевозможные механизмы, трубы, кабели, приборы и люди.
Люди, нормальные люди не должны и не могут жить и работать в таких условиях. В нормальных условиях несовместимы, например, кислород и жидкое масло, да ещё под давлением. Если они вдруг соединятся, то взрыв неминуем. А на подводной лодке эти два вещества соседствуют вплотную в трубах, да поверх этих труб еще лежит электрический кабель, по которому идет ток напряжением 380 вольт, всевозможные излучения от работающих приборов, да и сама ядерная установка, да трубопроводы с перегретым паром - много чего, что несет в самой своей сути опасность для человеческой жизни. Лодка - это опасная машина, но мы умели укротить ее мощь, мы ей доверяли, а она соответственно нам. Мы ее не боялись и относились с уважением, как к равной. Поэтому она оставалась целой и мы оставались живы.

Вот пример. Система кондиционирования у нас работала на забортной воде. Когда за бортом водичка градусов пятнадцать по Цельсию, то все хорошо. Но однажды волей судьбы и начальства нас занесло почти на самый Экватор, не дошли всего миль двадцать, и две недели болтались вдоль этой воображаемой линии, что делит планету на две половинки.

Это был настоящий ад! Уже не знали, что с себя снять. В отсеках температура за сорок. А в турбинном отсеке вообще самое пекло, две недели термометр показывал пятьдесят шесть - пятьдесят восемь градусов тепла. Турбинисты несли вахту по полчаса, больше не выдерживали. Мы понимали, что и лодке тоже тяжело, но ни минуты не оставляли ее без внимания. Потом, конечно, стало полегче, когда поднялись севернее, ну и уж совсем стало легко, когда вернулись домой на родимый Север.

У моряков есть поверье, что крысы покидают корабль, которому предстоит погибнуть. На атомной подводной лодке крысы не живут, хотя им плевать на всякие там излучения. Американцы во время испытания атомной бомбы на аттоле Бимини угробили все живое, кроме крыс.Во время стоянки в доке эти звери как-то попадают в корпус, но стоит только заговорить о том, что лодка должна всплывать в доке, они исчезают, будто их и не было. Совершенно неисследованное наукой явление.
Были, конечно, еще безбилетники - тараканы. Уникальные существа, инопланетяне. Они жили даже в аппаратной реакторного отсека. Те, которые жили в аппаратной, были прозрачные, как стеклянная безделушка, даже кишочки у них было видно.

Иногда устраивались тараканьи бега, но не как у Булгакова в «Беге», а по-нашему. Таракана за крылышки привязывали ниткой к чему-нибудь, к какой-нибудь трубе или клапану. Из тонкой бумаги склеивали колечки такой ширины, чтобы он мог его держать в лапках. И давали таракану это колечко. Таракан начинал перебирать лапами это колечки, и так до бесконечности, вернее, до кончины таракана, так как пить-есть по условиям соревнования не разрешалось.
Эти тараканы висели на каждом боевом посту. Суть спорта в том, чей дольше продержится без воды и питья.

Строки из детского стишка :
« На подводной лодке воздух очень плох
Вот тебя туда бы, там бы ты подох...».

На лодке в подводном положении от человека, если он выпил спиртного, спиртным не пахнет. Чем угодно, только не спиртным. Загадка? Да.

Как идет время в море? А время вытворяет все, что хочет. Уходим в море, и первые две три недели кажутся растянутыми в вечность. Время замедляет ход, время останавливается. Даже если и на неделю уходишь, эффект тот же самый. Вахте твоей конца нет, и не предвидится. И между вахтами то же самое состояние растянутого времени. Кажется, можно сдохнуть от тоски, как подумаешь, что сколько еще времени придется просидеть здесь. Время как густой кисель, клей, из которого не выбраться, болото, из которого нет выхода.

Но вдруг наступает момент совершенно незаметно, и все становится на свои места, время приходит в свое привычное состояние. В часе шестьдесят минут, и все как положено. Ну, а к концу похода время летит с космической скоростью.

Вообще, на лодке в море вся жизнь размеренна и нетороплива. Это только в кино все решают секунды, если все идет по плану и без приключений, то очень даже неторопливое течение жизни. Бывало так, что не одни сутки следили за америкосом или сами уходили от слежения.

Чем занимаются подводники в море.

Ну, во-первых каждый несет свою вахту на боевом посту, это четыре часа через восемь, потом спят, едят, занимаются со своими подчиненными, со своей материальной частью. Свободного времени немного. В это время можно почитать, поговорить с теми, с кем хочешь поговорить, посмотреть кино. В мое время, в основном, это были всякие политизированные фильмы, вроде «Ленин в октябре» и тому подобное.

И конечно был замечательный фильм «Белое солнце пустыни». Насмотрелись его так, что даже говорили фразами из этого фильма.
Был у нас одно время помощник командира, и кличка у него была Саид, хотя по национальности он был натуральным русаком.
Во время большой приборки частенько можно было услышать такую фразу: «Зачем ты убил моих людей, Саид, я послал их делать приборку во втором отсеке...»
Большое удовольствие можно было получить от мытья в бане, это бывало раз в неделю. Баня была в трюме второго отсека, помещение метра четыре квадратных и два душа. Вода пресная и местами горячая - красота. Потом можно было переодеться в чистое, так называемое разовое белье - это такие голубого цвета трусы до колен с карманом на ягодице и футболочка из непонятного материала.

Еще желающие могли принимать душ в седьмом отсеке - это отсек вспомогательного оборудования. Там был устроен из пластика тубус и над ним небольшой душик. Соленой, забортной водой можно было мыться сколько угодно, а если договоришься с хозяевами отсека, то и горячую водичку получишь.
Прочитано 5587 раз
Другие материалы в этой категории: « Обморок Мостик »

Пользователь