Среда, 13 декабря 2017

Перекур

Опубликовано в Александр Викторович Орлов "Однажды в Баренцевом море…" Понедельник, 06 июня 2011 05:33
Оцените материал
(13 голосов)
«Центральный пост». А, каково звучит! Центральный пост атомной подводной лодки это мозг и сердце корабля одновременно. Из Центрального управляется лодка, через Центральный происходит связь с внешним миром, из Центрального отдаются команды на применение оружия, из Центрального руководят борьбой за живучесть корабля, в Центральном поздравляют и награждают, в Центральном же устраивают раздолбоны и разносы провинившимся. Что только в нем не происходило и смешное и трагическое, все было.

Безусловно, самый главный в Центральном посту командир лодки, как говорили раньше «Первый после Бога», ну а на время своей вахты хозяин центрального поста – вахтенный офицер. И эта большая честь для офицера подводника.  И я имел честь быть вахтенным офицером первой боевой смены на всех лодках, на которых я служил.

Вот несколько эпизодов произошедших в Центральном посту, к которым я хочу привлечь Ваше внимание.

Перекур

Прошло часа два после того, как погрузились, время три часа ночи. Спало напряжение Учебной тревоги, по которой проходило погружение, давно был отбой и все, кроме вахты спят. Из люка со средней палубы появляется голова мичмана Вити Куракина, это мой подчиненный. Что это он не спит в такое время – думаю. А Куракин, увидев в полумраке родное лицо отца командира с заговорщицкой миной, так большим пальцем правой руки тычет вверх в сторону давно задраенного* рубочного люка, можно мол наверх, выскочить покурить. Ну, ясно, проспал паршивец, и тревогу, и погружение, думает, что еще в надводном положении, покурить захотелось. Ну ладно, покури, покури.

И тоже показываю ему тем же жестом, давай мол, наверх, вперед.  А на глубине сто метров нижний люк обязательно задраен. В Центральном темновато. Витя вставляет в рот сигаретку и обезьяньим рывком влетает на трап. Бум! – мозгами о нижний люк! Съехал вниз, на лице полное недоумение. Еще один рывок и еще один Бум! Потом еще, разок, как говориться Бог любит троицу.

- А че, люк задраен, а?

- А ты посмотри на глубиномер, голубь. 100 метров, как никак, а ты покурить.

- А… тогда пойду спать, можно.

- Да, иди, спи, что с тобой делать, хоть развеселил немного.

А один раз перекур чуть не кончился трагически. Были в надводном положении, ждали квитанцию с берега на отправленное радио, после получения которой, должны были нырнуть и идти по своим делам.   Уже была команда «Выход наверх запрещен» и «Приготовиться к погружению»  На мосту только командир и вахтенный офицер, даже сигнальщик спустился вниз. Подняты почти все выдвижные устройства, погода хорошая – лето, но водичка соответственно градусов 6-8 , Заполярье все же - не покупаешься.  

Двое капитан-лейтенантов из БЧ-5 решили тайком перекурить перед погружением, но обстановки не знали, да и не положено им ее было знать. Но знали прекрасно, что когда лезешь в курилку, то с мостика могут заметить, а вот если в ограждение выдвижных устройств, то можно проскочить. Они и проскочили.  Радисты докладывают на мостик, что квитанция получена, и можно погружаться. Что мы и делаем. Пароход у нас был очень послушный к погружению. Командир с криком «Все вниз погружаемся!», задраил верхний рубочный люк и спустился в Центральный.

Дальше, как уже было тысячу раз: «Принять баласт, кроме средней**. Опустить выдвижные устройства, боцман погружаться на глубину десять метров под перископ, турбине вперед пятьдесят оборотов».

Начали погружение, все как обычно, командир подошел к перископу, дабы последний раз командирским оком обозреть надводную обстановку. По всему горизонту никого, ни одной цели.

-Так - говорит -горизонт чист. Боцман погружаться на глубину…Стоп боцман, держать глубину десять метров! Штурмана в Центральный! Штурман, что у тебя с перископом, не видно ни черта, на улице белый день, а я ничего не вижу. О! Вижу! Опять не вижу, что за ерунда! Боцман всплывай в надводное положение, продуть концевые!
Продули, всплыли, отдраили верхний рубочный люк. И не успел он до конца открыться, как в Центральный буквально на голову командиру свалились двое мокрых и перепуганных до смерти механических капитан-лейтенанта. Мгновенно они шмыганули на среднюю палубу и потом в корму.   Когда все утихло и мы, наконец, погрузились, бойцы были вызваны пред командирские очи.

Оказывается, команды к погружению они не услышали, а когда пошли вниз выдвижные устройства, поняли, что сейчас будут купаться, если не успеют к люку. Но не успели, люк был задраен, в «Каштан» с мостика не догадались вякнуть, по причине своего механического происхождения, кричать без толку, все равно никто ничего не услышит. Когда лодка пошла под воду, догадались обнять перископ и скользить по нему снизу вверх до оптической части. А потом начали напяливать на него шапку одного из героев.    

Спас их, конечно командирский опыт. В Баренцевом море даже самым жарким летом особо не покупаешься.

*   Закрыт.
** По этой команде при погружении концевые цистерны заполняются забортной водой.
Прочитано 6747 раз
Другие материалы в этой категории: « Перископ Стрельба Завесой »

Пользователь