Воскресенье, 23 Апрель 2017

Последний наряд

Опубликовано в Валерий Борягин "Маринизмы" Вторник, 08 Июнь 2010 10:25
Оцените материал
(2 голосов)

А вот ещё рассказ. Как-то сам собою написался, минут за десять. А подтолкнуло к его написанию вот это сообщение, пришедшее от коллеги по работе:

Danilova Ir. A. сообщает:
Сашку ( это её муж — офицер Черноморского флота РФ) все время ставят (в наряд) по пятницам. Гады! В мае 5 пятниц, 4 из них — Сашкины! Вот в прошлый раз он написал в журнале дежурств что-то в духе: «Опять стою в пятницу, бл... во! Ничего не поделаешь, пойду, проверю караулы» и пр. Видно, кто-то из последующих дежурных сдал его. А может, начштаба пришло в голову проверить — кое-что на флоте все же читают. Начштаба хватил «Кондратий», орал, заставил переписывать весь журнал (листы прошиты, пронумерованы). Данилов, конечно, все не стал переписывать, поехал, купил журнал, до полпервого ночи возился — этикетки клеил (я ему на компе сделала), вырезал... На первом листе красиво написал образец заполнения, поперек наискосок слово «ОБРАЗЕЦ» Я сутра посмотрела — все красиво, аккуратно. Не читала. Замкомандира протащился. Пока не прочел образец заполнения — вместо Иванов, Петров, Сидоров — там Берман, Кулебяка и
Синелупов.То-то вчера я удивилась, чего он такой покладистый и так возился с этим журналом

Boryagin  V. P. сообщает:
Молодец!! Наш человек! С таким я бы в разведку пошёл.

Danilova Ir. A. сообщает:
Чую, что у этого нашего человека до увольнения все пятницы будут его. А ведь должна была догадаться, что что-то готовит!!! Правда, Синелупов — это смешно.

И тут, что называется — накатило. Вместо того чтоб ответить просто: «Да. Синелупов — это очень смешно». Я неожиданно для себя «растёкся мыслею по древу»:

Boryagin  V. P. сообщает:
Фигня! Я дослужился до того, что мне новогоднее дежурство расписали ещё в ноябре. Я сказал: «Не заступлю!» Мне: «Нет заступишь! Иначе ... «манупа.» А у меня уже документы на подсчёт пенсии ушли во Владивосток.

Danilova Ir. A. сообщает:
и чем закончилось?
а что такое манупа??

Boryagin  V. P. сообщает:
29.12.94 иду в госпиталь и симулирую ОРЗ. Естественно, врач записывает в мед. книжку рекомендацию «Освободить от служебных обязанностей на 3 дня.» В тот же день, не являясь на службу (от посёлка до базы 17 км. — ближний свет), через сослуживцев передаю командиру, что заболел и лежу дома с высокой температурой. Вечером, мне привозят письменное распоряжение командира — явиться на службу 31.12.94 для заступления дежурным по живучести по соединению.
31.12.94 одеваюсь, как положено для дежурства, предупреждаю дома, что не позднее 23:00 буду за столом и на своём а/м еду в базу, не забыв прихватить мед. книжку и записку от командира. Выхожу на развод. А праздничный развод — это всегда намного ответственнее, чем в будни. Одет, побрит, спрыснут одеколоном, в руках мед. книжка.
В конце развода, заступающий дежурный по объединению обязан задать вопрос: «Больные в строю есть?»
Естественно, я — делаю шаг вперёд и докладываю «Так точно! Есть!»
Немая сцена. Гоголь отдыхает.

Danilova Ir. A. сообщает:
и что, это прокатило?? странно, что они не сговорились не задавать этот вопрос.
а ты болезнь на лице изобразил?

Boryagin  V. P. сообщает:
Дежурный растерялся, т. к. после этого он обязан меня заменить. А заменять некем. Развод отпустили, а мы с дежурным пошли в штаб к старшему на соединении. Сама понимаешь, в новогоднюю ночь, вместе со старшим ещё и от политотдела кто-то сидел. Короче я им запись в мед. книжке продемонстрировал, доложил, что температура 37,7 и вообще не могу в таком состоянии дежурить.
Вызвали командира: «Знал, что офицер болен?»
«Знал!»
«Почему, не заменил?»
«А-а-а я, а мы, а он...» — невнятное блеяние.

Danilova Ir. A. сообщает:
Неужто дежурить заступил сам командир?????

Boryagin  V. P. сообщает:
«С тобой, командир, после праздника разберёмся!»
«А, Вас товарищ кап.3 очень просим, заступите, пожалуйста, можете, даже не проводить отработку ДВС, только заступите».
Поломался для приличия: «Ну, даже не знаю, вдруг хуже станет...» Ну ладно, так и быть, заступлю«.
Пошёл на свою лодку, покимарил пару часиков. Взял бутылку «шила» и к своему товарищу на соседний пирс. Их лодка стояла в дежурстве, а он в смене сидел. Так, что ему не особенно в напряг меня прикрыть.
В 22:00 доложил по телефону дежурному, что закончил осмотр «объектов» и отработку вахты, получил добро «отдыхать» на своём «объекте» и с чувством выполненного долга — за руль и в посёлок.
Естественно, всю ночь — провожали и встречали новый 1995 год.
А утром, снова в машину и на доклад: «Тащ кап.1 ранга, за время моего дежурства — происшествий не случилось!»
«Как, Вы себя чувствуете?»
-«Ой, не очень...» (а оно и на самом деле — не очень: поспать-то не удалось)
-«Ну, после прибытия Вашего сменщика (до развода) можете ехать в посёлок»
-«Есть! Спасибо»

P. S. Это был мой последний наряд. В январе, ушёл в отпуск — перед демобилизацией, да так на службу больше и не вышел. В марте пришёл приказ об увольнении. А в апреле, я ещё командира в суд сводил, там его поучили, как уволенных с военной службы офицеров правильно рассчитывать при убытии из части.

Danilova Ir. A. сообщает:
да, лихо !

Boryagin  V. P. сообщает:
Так, что ты Данилову скажи, соберётся увольняться пусть побольше бумажек собирает: копии приказов, вплоть до записок с письменными распоряжениями. Всё это суды принимают в качестве доказательств. И как же плохо тем, у кого их нет. Имею в виду своего командира — жалкое было зрелище.

В. Борягин 11. мая 2007 г.

Прочитано 4813 раз
Другие материалы в этой категории: « Свиная месть Что я отмечаю первого мая »

Пользователь