Суббота, 29 Апрель 2017

Свиная месть

Опубликовано в Валерий Борягин "Маринизмы" Вторник, 08 Июнь 2010 10:25
Оцените материал
(6 голосов)
А вот ещё история. Произошла она не со мной, а с моим сослуживцем Олегом Осипенко. Привет, Олег. Не доверять его рассказу у меня нет никаких причин. Хотя бы потому, что им были представлены самые убедительные доказательства. Какие? Узнаете, прочитав.

Непутёвый 1991 год катился к своему завершению. Лодка, на которой я служил, обрела новую постоянную прописку в базе б. Павловского, а вместе с ней новую прописку обрели и два экипажа. Местом нашей новой прописки стал посёлок Тихоокеанский или Техас, как его было принято называть. Естественно, устроиться с комфортом, удалось далеко не всем. Семейные офицеры снимали квартиры, холостяки — селились по двое-трое в «чудильниках». Некоторые осваивали частный сектор. Олег вдвоём с товарищем снимал комнатушку в частном домике у одинокой бабульки.

Кто ещё не забыл, подтвердит, а кто не знал, поверит на слово, что 1991 год был не из самых сытных. Продукты из магазинов исчезали, не успев толком появиться, талонно-карточная система распределения действовала полным ходом и поэтому офицеру, находящемуся на службе с утра до вечера было абсолютно бессмысленно ходить в магазин. Оказаться в магазине, он мог только вечером, а вечером в магазине ничего кроме продавщиц уже не было. В этой ситуации, наличие хозяйственной бабульки было трудно переоценить. Эти несгибаемые бабульки умели одновременно стоять в пяти очередях в пяти разных магазинах, и при этом везде быть первыми. Они всегда точно знали, в какой магазин и когда привезут вожделенные: колбасу, курицу, селёдку, крупу, майонез... и сколько будут давать на один талон. Жизнь холостого офицера, имеющего в «тылу» такую бабульку становилась приятной и необременительной.

Если ко всем перечисленным достоинствам бабульки добавить тот факт, что в её хозяйстве никогда не переводился самогон, то становится понятна почти сыновняя привязанность к ней её новых постояльцев. Как я уже говорил, год катился к завершению, и бабуля задумала заколоть свинку. За две бутылки самогона она нашла двух прекрасных помощников. Думаю, излишне говорить, что помочь ей вызвались её постояльцы. Слушая рассказ Олега, я спросил:

— А кто-нибудь из вас умел резать свинью? Или хотя бы видел, как это делается?

— Естественно, нет, — был его ответ.

Мероприятие было назначено на выходной день. Прежде чем приступить к столь необычному для них делу, друзья получили с хозяйки задаток. И только укрепив дух полулитром самогона, решили взяться за дело. Возможно, далее мой рассказ будет несколько перегружен милицейско — криминалистической терминологией. Поверьте, делаю это не специально, а только ради наиболее точной передачи фактов.

Итак, в качестве орудий убийства были выбраны кортики. Кто знаком с этим видом холодного оружия, думаю, уже улыбнулся. Тем, кто не знаком поясню, военно-морской офицерский кортик хорош только для ритуального использования, а именно — участия с ним в парадах и прочих увеселительных мероприятиях. Заколоть им кого-либо, а тем более свинью весьма и весьма проблематично, хотя...

Колоть свинку, было решено во дворе. Хозяйка вывела свою хавронью из хлева и привязала за ногу к колышку. Вооружившись своими сомнительными орудиями убийства, наши друзья подступили к жертве. Удар, второй, третий... Зайдясь страшным криком, полуторацентнерное животное заметалось по двору в надежде спасти свою жизнь. Колышек, к которому она была привязана, был выдернут из земли после нескольких сильных рывков, ещё несколько секунд потребовалось обезумевшей хавронье, чтобы завалить забор и вырваться на улицу.

Пришедшие в себя «убийцы» начали преследование жертвы по просёлочной дороге, уходящей в сторону сопок. Несколько раз они настигали несчастное животное, всякий раз нанося ему новые ранения. Наконец, хавронья скончалась от нанесённых тяжких телесных повреждений.

Только оказавшись один на один с трупом животного, друзья поняли, какую ошибку они допустили. За время преследования, свинья успела убежать не менее, чем на пол километра и теперь перед ними лежала туша весом в полтора центнера. Усугубляло ситуацию отсутствие каких-либо транспортных или погрузочных средств и сгущающиеся зимние сумерки. Коротко обсудив сложившуюся ситуацию и выкурив по сигарете, друзья приняли решение. Один остался охранять «добычу», а второй отправился назад в посёлок.

Добравшись до посёлка, Олег получил с хозяйки остаток расчёта — ещё бутылку самогона. Но поступил с ней, в этот раз, весьма оригинально. За эту бутылку он взял на прокат у кого-то из соседей... Нет ни тележку и ни тачку. Он взял бензопилу!!! В полной темноте, посреди просёлка, уходящего в сопки, наши друзья пилили свиную тушу бензопилой. Лично мне сложно представить себе такой способ разделки туши даже в более комфортных условиях.

Через несколько часов, бабуле были предоставлены изуродованные варварским способом останки её свиньи. Сделав это, друзья имели наглость потребовать ещё бутылку самогона, и часть туши, якобы традиционно причитающуюся забойщикам. Расстроенная старушка рассчиталась с постояльцами, но попросила их съехать, как можно быстрее.
Просьбу бабули друзья выполнили примерно через неделю.

А в чём же свиная месть, спросите вы. Сейчас узнаете. Встретив Олега, я сразу заметил, что при нашей предыдущей встрече, его было несколько больше. Разницу в массогабаритных параметрах не мог скрыть даже обильно намотанный на левой руке бинт. Указательный палец левой руки был явно короче своего правого собрата. На вопрос: «Что с рукой?» Олег дал такие пояснения.

Накануне, а именно, в субботу утром он проснулся в прекрасном настроении. Причин такого настроения было несколько. Во-первых, это были те редкие выходные, когда не нужно было ехать на службу аж до понедельника. Во-вторых, сегодня планировался небольшой кутёж в обществе, состоящем не только из холостых друзей, но и из холостых подруг. Согласитесь, эти обстоятельства способны поднять настроение кому угодно.

По случаю, предполагаемого кутежа, Олег решил приготовить своё любимое и коронное блюдо — шашлык. Как раз для такого случая, в его морозилке лежал добрый кусок свинины. Положив его размораживаться, Олег занялся приготовлением других необходимых атрибутов дружеской пирушки. Самым необходимым, конечно, было приготовить напитки. Пить в дамском обществе разбавленный спирт (шило) Олег считал недопустимым бескультурьем. Поэтому, с присущей ему фантазией, всё из того же шила, было приготовлено несколько видов напитков различной крепости.

Попробовав каждого напитка и оставшись довольным полученным результатом, Олег вернулся к свинине. Отметив, что мясо ещё недостаточно разморозилось для разделки его ножом, Олег решил немного ускорить этот процесс и порубить его на более мелкие куски. Итак, взяв в правую руку топорик для рубки мяса, а левой придерживая замороженный кусок свинины на разделочной доске, Олег нанёс первый удар...

Остриё топорика скользнуло по замороженной свинине, и, не причинив ей практически никакого вреда, продолжило движение, отхватив верхнюю фалангу указательного пальца левой руки.

Пришивать назад отрубленную часть пальца в госпитале отказались. Дежурный врач сделал всё необходимое при травматической ампутации и оставил Олегу на память его «запчасть».

— Так и лежит теперь в морозилке, — закончил Олег свой рассказ.

— А не от той ли свинки был кусочек, которую вы для бабули кололи? — поинтересовался я.

— От той самой...

В. Борягин 20. декабря 2006г.
Прочитано 4740 раз
Другие материалы в этой категории: « В традициях "застоя" Последний наряд »

Пользователь