Вторник, 24 октября 2017

Критические дни

Опубликовано в Валерий Борягин "Маринизмы" Вторник, 08 июня 2010 10:22
Оцените материал
(7 голосов)
Сейчас каждый школьник знает, что существуют «критические дни», что случаются они только у прекрасной половины человечества и имеют определённую цикличность. И любой Вам скажет, что помогают в эти дни либо тампоны «TAMPAX», либо прокладки с «крылышками». И всё это — благодаря ТВ рекламе. Но я знаю, точно: критические дни могут случиться с любым индивидуумом, независимо от пола и профессии, а предсказать их наступление возьмется, разве что астролог.
Это знание я приобрёл ещё в те времена, когда по ТВ, не то что о прокладках, но и о «Крылышках» говорить было не принято. Наша лодка готовилась к очередному выходу в море. Зачем и куда, сказать не берусь, знаю одно — не надолго. К подобным выходам экипаж привык настолько, что перестал различать их. Называлось это «морячить в режиме велосипеда», то есть мотаться туда-сюда. Для меня, ещё молодого, но уже обкатанного командира электротехнической группы, по-нашему — групмана, важней всего было, чтоб «вертелась» матчасть.

С утра начали комплексную проверку ГЭУ. Мероприятие это весьма серьёзное, а у меня одна залипуха за другой. То не пускается какой-нибудь насос, все ждут когда электрики «разберутся», то перестают управляться дистанционно автоматы — снова ожидание. В центральном начал «закипать» механик. Первый признак «закипания» был — снижение тона. В нормальных условиях «мех» всегда и на всех орал и мы знали: орёт, значит — всё нормально. Но если тональность крика снижается — жди беды. В общем, с грехом пополам, вместо нормативных трёх часов, провели комплексную за пять.
Прервались. Пообедали. Устранили замечания по комплексной проверке. Тут и вечер, нам бы по домам, ан — нет. «В стране дураков зашло солнце и закипела работа», — любимое выражение нашего старпома.

Ввод ГЭУ начали после ужина. Идёт разогрев установки, пульт ГЭУ и центральный пост заняты этим процессом, а меня как прорвало: замеряю сопротивление изоляции — почти ноль. Положено прекращать ввод, объявлять тревогу, «искать» ноль. Доложил своему комдиву — матерится: «С твоими „нулями“ до утра не введёмся! Пошли старшину в аккумуляторную яму — пусть посмотрит». Старшина ушел и вскоре сообщил из первого отсека, что загнал электрика первого отсека чистить батарею, а сам остался на БП-1 — обеспечивать его работу.

Разогрев подходит к концу, турбинисты уже подают пар на турбогенераторы (ТГ), снова-здорово — выбивает питание с берега. Механик уже просто шипит нечто нечленораздельное, и хотя в этом моей вины ни на грош, чувствую себя человеком конченным. Пока восстановили береговое электроснабжение один ТГ вывели на номинальные обороты — надо принимать нагрузку. Включаю возбуждение ТГ, хоть плачь — нет возбуждения. Не докладываю даже комдиву, посылаю старшину в турбинный отсек — разобраться. А у механика, видать второе дыхание открылось, вежливо так из «каштана» спрашивает: «Ну что там у вас опять случилось?» И голос при этом сладкий, как у отцов-инквизиторов во время пытки еретика.

Тут вернулся старшина, сумевший «возбудить» ТГ с местного поста. «Всё, — говорю я ему: С меня хватит. Сегодня не мой день, за что ни возьмусь — всё не так. Садись и сам принимай нагрузку, а я в сторонке „поруковожу“, так безопасней». И ведь, подействовало: нагрузку приняли, побортно разделили, спецсеть 400-герцовую переключили — всё без замечаний.
Оставалось дело за малым, включить размагничивающее устройство (РУ). Тут взмолился старшина: «Я — говорит: В жизни этого не делал, напортачу чего-нибудь, а отвечать Вам». Тут он был прав: РУ — личное заведование групмана, а значит, и обслуживать должен только я. Думаю, не надо говорить, что ни с первого, ни со второго, и ни с пятого раза РУ не запустилось.

Ввод ГЭУ давно закончился, две из трёх смен отправились спать, а я продолжал безуспешный ввод в действие РУ. Под утро, с красными от недосыпа глазами и чёрными от угольной пыли руками, я побрёл спать, так и не запустив ставшее ненавистным устройство. В непродолжительном и тревожном сне я продолжал запуск РУ.
Но самое интересное случилось когда, проспав часа три, я снова пошёл запускать РУ. Оно включилось «с пол-оборота» вот тут-то я и понял: «критические дни» для меня миновали. Дальше всё шло, как по маслу, только механик ещё несколько дней бросал в мою сторону тяжёлые взгляды. А может, это мне только казалось.
В. Борягин 21. марта 2005 г.
Прочитано 5145 раз
Другие материалы в этой категории: « Недоразумение Самострел »

Пользователь