Понедельник, 29 Май 2017

Недоразумение

Опубликовано в Валерий Борягин "Маринизмы" Вторник, 08 Июнь 2010 10:21
Оцените материал
(7 голосов)
Вряд ли, люди далёкие от флота знают, что такое «МАТРОС-КАНТРОЛ», зато любой, кому доводилось лицезреть подводный крейсер с расстояния ближе 100 м, скажет: «Матрос-кантрол» — существо, с которого собственно, флот и начинается«. Зимой и летом, одетый в чёрную шинель и красную повязку, стоит он у полосатого шлагбаума и зорко следит раскосым глазом, чтоб враг не проник через доверенный ему шлагбаум.

Именно этот человек и встретил нас — молодых лейтенантов, прибывших по распределению к новому месту службы. А было нас семеро: четверо — собственно лейтенанты, двое — лейтенантские жёны и один грудной ребёнок, тоже лейтенантский. Все мы познакомились на морвокзале Петропавловска-Камчатского в самом конце долгого пути. И сейчас стояли у пирса в ожидании последнего на сегодня парома в п. Рыбачий. Где четверо из нас должны были служить, а остальные — незаслуженно мучиться. Несмотря на поздний вечерний час и усталость, накопившуюся в дороге, настроение у всех было хорошее. Вот наконец, по трансляции объявлена посадка на паром. Немногочисленные пассажиры устремились в узкий проход. За ними, перетаскивая свои чемоданы, поспешили и мы.

Как вдруг, в самом узком месте раздаётся голос: «Матрос-кантрол ..., — далее следует тюркское словосочетание, которое скорее всего, является фамилией и ещё одно слово, не требующее перевода: ДАКУМЭНТЫ». Обернувшись на голос, я увидел его обладателя. О внешности его могу сказать так: если бы мне поручили снимать кино «Молодость Чингиз-Хана», то он бы без всяких проб получил главную роль.

Пытаясь всем своим видом продемонстрировать неизмеримое превосходство лейтенанта над матросом, мы по очереди протягиваем ему новенькие удостоверения личности офицера и командировочные предписания, которые он изучает с видом полного безразличия к нашим персонам. Вернув нам документы, он обращается к жёнам и получает их паспорта. И тут мы слышим: «А вы дЭвушка, куда едытэ?» Жена моего попутчика начинает объяснять, что едет вместе с мужем, показывает на вещи, тычет на штамп ЗАГСа — всё тщетно. Ответ «матрос-кантроля» прост и бескомпромиссен, как истина: «Прапыска — нэт, камандыровка -нэт. Нэлзя!»

Паром отвалил от пирса по расписанию, унося на борту пятерых из нас. Две одинокие фигуры провожали его взглядом. Заплаканная молодая женщина обзывала и упрекала своего незадачливого мужа за то, что он — «целый лейтенант» не смог поставить на место «какого-то матроса». А «целый лейтенант» мрачно курил и думал о том, что за весь свой лейтенантский отпуск он успел сделать очень много разных дел. Успел, даже жениться, как и многие его однокурсники. А торчит он здесь и не знает, когда попадет к месту назначения лишь потому, что не сделал пустяковой вещи — не зашёл в комендатуру чтобы внести в своё командировочное предписание данные своей ещё такой молодой, но уже такой законной супруги.

Лейтенант искал и не находил себе оправдание. Слабым утешением ему служила мысль о том, что возможно, не он один оказался в столь незавидном положении. Ведь в разных концах нашей родины, на всех её флотских соединениях бдительно несут свою службу несколько тысяч «матрос-кантролей».
В. Борягин 21. марта 2005 г.
Прочитано 5057 раз
Другие материалы в этой категории: « Биография Борягина В. П. Критические дни »

Пользователь