Среда, 29 Март 2017

Венецианский старпом или COMMEDIA DEL ARTE по-павловски

Опубликовано в Сергей Опанасенко "Прибыть на пульт без журнала!" Понедельник, 07 Июнь 2010 05:47
Оцените материал
(7 голосов)
Как добираются военнослужащие к месту службы?
По идее, т.е. по правильному, военнослужащего, к месту выполнения его служебных обязанностей, а может быть и героической гибели (или не героической), должны доставлять. Исключением, наверное, является пИхота, которая сама себя доставляет куда надо. Но и это уже в прошлом, так как она в основном стала моторизированной и механизированной.
Но это только по правильному, по Уставу – военнослужащего должны доставить, а в жизни…
Не знаю как в других родах войск, а во флоте, особенно в подводном, доставка к месту службы является головной болью самого военнослужащего. И если в Арбатском военном округе проблем с общественным транспортом нет, то в отдаленных северных и дальневосточных базах подводных лодок – есть, и еще какие…
Допустим в нашем славном приморском Павловске (Западловске). От поселка, где проживали подводники, Тихаса, до базы подводных лодок Павловска, расстояние примерно в 23 км. Это вам не 2 км в Западной Лице на Северах! В 8.00. утра моряку надо быть на подъеме военно-морского флага, а если точнее, то за 15 мин до подъема флага. А перед этим еще и позавтракать надо. Автобус из поселка ходит один, естественно все страждущие подводники в него не входят.
Доблестный «противолодочный» тыл должен выделять для перевозки героев- подводников автотранспорт. Представляет он собой «Уралы», «Камазы», 66-е «газоны», штабной автобус («КАВЗ»). Оборудованы они кунгом, т.е. фургоном с когда то работающей электропечкой. В среде подводницкого люда называются они так: на Северах – очень неблагозвучно - «скотовозами», на Дальнем Востоке – ласково, загадочно и не понятно - «коломбинами», как в сommedia del arte .

Лирическое отступление № 1.
Сommedia del arte. Так назывался особый вид уличного представления, который зародился в Италии в 16 веке. Особенно распространен он был в Венеции с её карнавалами. Сюжет такого спектакля был незамысловат (как правило, в нем присутствовал адюльтер, и любовники должны были разными способами водить за нос тех, кто мешал их счастию) и давал много возможностей для импровизации. Обычно актеры выступали в масках. Участниками истории были всегда одни и те же типажи, каждому из которых был предписан определенный вид поведения и определенная роль в развитии сюжета. Подробнее это:
- ДЗАННИ (Zanni) Общее название комедийного слуги;
- АРЛЕКИН (Arlecchino)– дзанни богатого старика Панталоне (другие имена: Багаттино, Труфальдино, Табаррино, Тортеллино, Граделино, Польпеттино, Несполино, Бертольдино и проч.);
- ПЕДРОЛИНО или ПЬЕРИНО(Pedrolino, Pierino) - один из персонажей-слуг;
- БРИГЕЛЛА (Brighella) – еще один дзанни, партнер Арлекина. Часто его изображают владельцем таверны;
- ВЛЮБЛЕННЫЕ (Inamorati) – неизменные герои commedia del arte, господа Коломбины, Арлекина и других дзанни;
- ПУЛЬЧИНЕЛЛА (Pulcinella) – итальянский аналог русского Петрушки, английского мистера Панча и французского Полишинеля;
- ПАНТАЛОНЕ (Pantalone) – одна из самых известных венецианских масок. Панталоне – это престарелый богатый купец, который постоянно волочится за каким-либо женским персонажем (всегда – безрезультатно);
- КАПИТАН (Il Capitano) – один из древнейших персонажей комедии дель арте. Тип наглого и беспринципного вояки – бахвала и искателя приключений;
- ДОКТОР (Il Dottore) – престарелый персонаж, близкий по характеру к Панталоне, обычно отец одного из Любовников (Inamorati);
- ШУТ (Jester, Jolly) – классическая маска комедии дель арте;
- СКАРАМУЧЧО (Scaramuccia) Проказливый авантюрист и вояка
И наконец… приготовьтесь! КОЛОМБИНА (Columbina) – служанка Влюбленной (Inamorata) (другие имена: Арлекина, Кораллина, Риччолина, Камилла, Лизетта).

Кто и когда в Приморье назвал машины для перевозки подводников «коломбинами» - сие есть великая тайна тайн. Кто был этот безвестный любитель итальянского народного уличного театра? Покрыто мраком…
Но хватит отвлечений.
Итак, тыл выделяет автомобиль, утром в кабину оного садится старший от экипажа, обычно младший офицер, и едет в поселок забирать свой экипаж и везти на службу.
Водители автомобилей сначала были из матросов тыла. В помощь им от экипажа выделялся помощник из числа наиболее ненужных на корабле матросов, и назывался он «старпом».
Лирическое отступление. СТАРПОМ - разговорный, сокращение. Это старший помощник капитана на судне (на военных кораблях – старший помощник командира). «Помощник командира или, как принято называть его, старпом, Михаил Николаевич Попов был суров на вид, немногословен и очень требователен. Колышкин, В глубинах полярных… (Малый академический словарь)». Старпом отвечает на корабле обычно за ВСЕ. От того то он очень требователен, щепетилен, методичен, чистоплотен, пунктуален и прочая, прочая, прочая…
Со временем, дабы не зависеть от капризов и непредсказуемости тыла, умные и предусмотрительные командиры потихоньку заменяли водителей тыловских на своих, экипажных. Сначала назначался «старпом», потихоньку входивший в курс дела, постепенно он становился незаменимым в гараже тыла. Далее все просто – после ДМБ основного водителя «коломбины», основным становился «старпом», ну еt cetera, et cetera…
Сия ситуация оказывалась выгодна и тылу - не надо заботится о замене, о личном составе и машина всегда обихожена, и кораблю – всегда своя «коломбина»: и на службу, и со службы, и на пляж, и за овощами в подшефный совхоз.
Постепенно, уже в начале 90-х, на «коломбины» уже садили мичманов, а «старпомами», соответственно, контрактников.
Ну вот, а теперь по существу. Была и в нашем экипаже «своя» «коломбина». Водителем был старый мичман, старшина команды электриков Петрович, «старпомом» - матрос Жека Илюхин. Илюхин – простой русский паренек из маленького городка Камень-на-Оби, немного простоват, немного туповат. Так как Петрович был все таки старшиной команды электриков на нашей ПЛ, а это не баран чихнул, должность хлопотная, ответственная, и никто твои обязанности выполнять не будет, то основная нагрузка по содержанию «коломбины» в базе ложилась на Жеку Илюхина. Жил он практически в «коломбине»: и ел при ней, и спал в ней, и охранял ее, пока мы в море были, и ремонт какой-никакой ей, голубушке, задавал. Соответственно ходил он всегда невыспавшийся, несколько замученный, вечно в насквозь промасленном рабочем платье, вечно небрит и зело грязен. По сей прозаичной причине Жека вечно шхерился и старался не попадаться на глаза командованию, а особенно старпому, основному блюстителю порядка на корабле. Старпом, конечно, про него знал, иногда даже видел, периодически грозился сделать веселой и занимательной жизнь механику, третьему комдиву, старшине команды трюмных, где Жека числился трюмным машинистом, но потом успокаивался и некоторое время относился как к неизбежному злу.
И однажды пришел час, и сдавали мы задачу Л-1 («Общая организация службы корабля в базе»). Да не простую задачу, а показную. Кто служил на флоте, тот знает, что нам предстояло… «Показная» задача Л-1 представляла собой показ всему флоту, как нужно содержать корабль в базе, да, к тому же, принимал ее не командир дивизии, а Командующий флотом (Тихоокеанским).
И вот задолго до этого знаменательного события мы начали к нему готовится. Скребем, красим, полируем, моем, сдираем и опять красим, а также маркируем, штемпелюем, стираем, печатаем инструкции, книжки «Боевой номер», учим те же инструкции и те же книжки «Боевой номер». А в свободное от этого великолепия время, в основном в районе 21-го часа, бодро маршируем по плацу разучивая строевые песни № 1 и № 2. И раздаются вечерами над бухтой Павловского хриплые мужские голоса: «Прожектор шарит осторожно по пригорку…» и «Черная, суконная, Родиной дарёная, боевая спутница фронтовых дорог…». А потом можно на «коломбину» и домой, если достоин, если все выучил, напечатал, покрасил, отмаркировал, отштемпеливал… А еще «любимый», вечно нецелованный личный состав!!!!! А еще свора флагманских специалистов и других офицеров штаба, как дивизии, так и флотилии! Ох, и тяжела ты подводницкая жизнь!
Но выстояли, выстояли… И был день, и пришел Ком. ТОФ! Т.е. наступил день сдачи показной задачи Л-1. С утра строевой смотр, опрос жалоб и заявлений, прохождение торжественным маршем, потом с песней, потом по разделениям, потом в составе подразделений, потом одиночная строевая подготовка и еще много-много потом…
Переход на корабль. «Учебная тревога! Всем вниз!». Играются учения по провороту оружия и технических средств, учения по борьбе за живучесть ПЛ при комплексном воздействии поражающих факторов и, наконец, звучит команда: «По места стоять, корабль к смотру!». Идет командующий флотом осматривать корабль. Корабль как куколка: сияет, пахнет свежей краской и немного тревогой. Весь личный состав в чистом и новом РБ с белыми воротничками, подстрижены, поглажены, научены, замучены… тьфу-ты, что это я… В общем ждем…
Открывается переборочная дверь. Появляется Командующий. За ним командир, далее командир дивизии, потом маячит встревоженное лицо старпома, и наконец в перспктиве угадываются очертания офицеров штабов разных рангов. Командир отсека последний раз окидывает взором свой отсек (вроде все в порядке! может и пронесет…), делает шаг навстречу, набирает в легкие побольше воздуха, чтобы дурным голосов возопить: «Смирнооооооооооо!!!!!». И тут…
И тут между командиром отсека и Командующим ТОФ откидывается крышка паёльного люка и оттуда, из сумрака трюма, на вычищенную, слегка маслянисто поблескивающую палубу чьи то грязные руки с грохотом ставят грязную банку из под регенерации. И из неё… о ужас!!!!   выплескивается что то черное и жирное!!! Следом за банкой появляется лохматая голова, а за ней и все тело Жеки Илюхина. В отсеке немая сцена… Практически по Гоголю, практически «Ревизор»…
Естественно Жеку никто не готовил к смотру корабля августейшимим особами. Просочившись незамеченным?????... на корабль???... и в трюм???... он нацедил в банку литра три дизельного масла для своей ласточки–«коломбины» и уже собирался покинуть гостеприимное место… Да не тут то было!!!  Увидев перед собой такое высокое собрание, Жека застыл соляным столбом, почище не в меру любопытной жены Лота. Все остальные действующие лица тоже остолбенели – так нелепо выглядела грязная фигура Илюхина на сияющей палубе отсека.
Командующий флотом с изумлением оглядел Жеку, вытянувшегося перед ним во фрунт. Жека как и всегда, грязен, лохмат и немного вонюч.
«Вы кто?» - задал Ком. ТОФ вопрос.
«Старпом» - честно ответил Жека.
Командующий поискал взглядом нашего старпома: «А вы тогда кто, товарищ капитан 2 ранга?». Ответа не последовало. В воздухе запахло повторной задачей…
Задачу то мы в тот раз сдали… А куда они денутся, в море то надо кому то идти! Но за Жекой Илюхиным с той поры навсегда закрепилось прозвище «Старпом».
Много воды утекло с тех пор… Уже Жека стал контрактником, потом мичманом, женился… Все проходит… Все забывается…
Уже все забыли как он, откручивая колесо от своей ненаглядной «коломбины», выкрутил все 16!!!!!... шпилек….против резьбы, т.е. в обратную сторону… Пыхтел, упирался руками и ногами… Но выкрутил!!! Все 16 штук, как одну!!!! Как ему тогда попало от Петровича… Но это уже совсем другая история.
Уже и корабль наш вывели в отстой, меня командиром назначили, и Жека у меня мичманом в хим.службе служил…
Много чего забылось…
А прозвище – «Старпом» - нет…
Так видимо и останется…
Прочитано 5516 раз

Пользователь