Вторник, 24 октября 2017

Моя "Голландия"

Опубликовано в Владимир Бойко "Байки от Бойко" Понедельник, 07 июня 2010 05:07
Оцените материал
(8 голосов)
…. Напечатанные выше воспоминания навеяли мысли о жизни и учебе в Севастопольском высшем военно-морском училище:

1. КЛИЧКА


в начале 70-х на 1 факультете или спецфак ( как мы его называли ), готовящем чисто инженер-механиков на атомные подводные лодки и из-за большого числа курсантов на факультете ( 4 роты каждого курса ) нас звали «китайцами», в свою очередь ребят со второго фака ( электротехнического ) звали «утюгами», а с третьего ( дизельного ) конечно же, «маслопупами», заместителем начальника факультета по строевой части был Виктор Павлович Винограденко. Из-за его больших размеров и оттопыренных ушей курсанты между собой звали его «акустик» или «жопа-уши».

ВП знал об этом и всячески старался пресечь наши злодеяния в свою сторону, тем самым, нарушив правило — не обращай внимания на шутки и дразнилки и оно само собой отпадет.

Как правило, услышав звучание своей клички от курсантов, он сразу же бросался за ними. Отбили мы у него охоту следующим образом: спускался ВП по трапу ( знаменитый училищный трап — от спальных корпусов до учебных в 283 ступеньки. Почти Потемкинская лестница в Одессе) на развод вахты первого факультета. Обгоняющий его курсант, обронил тихо слова «Акустик! Жопа-уши!», и побежал вниз. ВП рванул за ним с воплем «Стойте, товарищ курсант! Я вас узнал!» ( хрен он его узнал, на пушку брал). Курсант бежал, но умно, держа ВП на расстоянии вытянутых трех рук ( как-никак кандидатом в мастера спорта был!).

Необходимо было достигнуть цель: ВП должен был увидеть, как курсант забегает в подъезд казарменного помещения, что и было достигнуто. ВП вбегает на третий этаж ( первые два были закрыты) и спрашивает дневального «Где и куда?». Дневальный молча показывает на сушилку, проход в которую через бытовую комнату. ВП, срывая дверь, врывается в сушилку и никого там не обнаруживает.

Обращает внимание на открытое окно, подходит, выглядывает и видит распростертое тело курсанта на асфальте в форме №-2 и лужу крови вокруг головы. Хватаясь за сердце, со словами «Убил курсанта» он ничего не видя вокруг, убыл к себе ( скорее всего к начфаку докладывать о происшествие по перечню №-1). Как только он скрылся за поворотом казармы, курсант встал, отряхнулся, выбросил пузырек с красной тушью в кусты и убыл в ротное помещение, где все молодые балбесы смеялись от души.

Вот так и отучили ВП бегать за курсантами и не обращать внимания на клички ( она потом от него все равно отпала). А обрати он внимание, что курсант убегал от него в робе, а в форме №-2, одетой для контрактности с красной тушью, изображавшей кровь, лежал другой курсант, другой бы был исход этого мероприятия, скорее всего.

2. "КОСТЯНАЯ НОГА"


… ВП также первый попался на очередную курсантскую забаву при ежегодном получении вещевого аттестата. Получали мы его на складе, расположенном в здании учебного корпуса, как раз перед верхним плацем.

Как известно ботинки хромовые получают в картонных коробках. Курсант решает просто: ботинки связывает шнурками и через плечо, а в коробку как минимум — пару кирпичей и оную ложит на плац. От роты обычно остается коробок 30, не меньше.

И как всегда топающий на развод вахты ВП, увидев это безобразие со стороны замначфака по строевой (с воплем «Опять спецфак аттестаты получал!» со всего разгона и размаха, как футболист, производящий пенальти, бьет правой ногой по коробке и тут же в горячке, левой по другой.

В итоге — перелом пары пальцев на ногах и выбирай: лазарет или костыли. Он всегда выбирал второе, и попадался не раз. Мы на такие штуки не попадались — авторы произведения все-таки! Профессорско-преподавательский состав училища также не попадался — кандидаты и доценты, все-таки!

3. КРЫЛАТЫЕ ФРАЗЫ


…Крылатые выражения нашего командира роты, Евгения Максимовича Покатило, которого мы, вчерашние пацаны, обожали и обожаем до сих пор. Наш командир, единственный командир роты СВВМИУ, к которому мы приезжали в гости после выпуска ежегодно и продолжаем приходить до сих пор. В этом году это было 12 августа :

«Был у начфака на докладе по нашей роте. Ну это просто крик на зеленой лужайке и мне выворачивание рук без наркоза». ( У командира роты Ткаченко было совершенно противоположное выражение на эту тему : «Рота! Был на докладе у начфака, где на нашу роту была вылита очередная шапка дерьма!».

«Петя, Вася, Коля! Поедете в отпуск, будет вам там и Новый год, и 23 февраля, и 1 мая, и 7 ноября. Так и пейте водку там, а не в увольнении».

4. МАКСИМЫЧ


«Учиться в нашем училище хорошо: голубое небо Крыма над головой все пять лет. Курорт блин!».

На третьем курсе собралась наша рота на совещание и постановила: в самоходы не ходить, водку не пьянствовать, балл учебы поднять, нигде залетов не производить, так как Бате надо получать «капитана 3 ранга». Это свято мы и выполнили.

В один из дней во время обеда заходит Максимыч на камбуз в новеньких погонах кап три, улыбающийся дальше ушей и говорит нам «Ребята! Они думают, что это они дали мне каптри. Хрен им! Это вы мне присвоили звание «капитан 3 ранга». Спасибо, сыны! Кто хочет в отпуск -записываю». И человек трех отправил в отпуск во время учебного процесса, кто пожелал.

История, рассказанная им на 4 курсе: приходит и как всегда улыбается и говорит — майор Антонов ( кафедра физо) купил автомобиль «Запорожец», чистил его и решил для ускорения дела смазку лишнюю с двигателя убрать, обливши его бензином. Облил и поджег. Ну не инженер же! Так Бог и наказал: автомобиль сгорел, Антонов с ожогами в госпитале.

5. ЗАЛЕТ


….. Уже учась на пятом курсе, в сентябре, возвращаюсь утром в училище на катере. От Графской пристани. В носовом помещении сидит мой однокашник Петя Козлов, в форме №-3, но подпоясанный почему-то обыкновенной бечевкой. Рядом тело с повязкой дежурного по факультету в погонах капитана 2 ранга. Сунулся к Пете вопрошать, но тот только палец к губам приставил и «Тсссссс».

В классе спрашиваю, кто, что и чего? Никто и ничего. Заходит к нам Чук ( Вова Вовчук, друг Петин оба из Балаклавы) и спрашивает, «Петя не заходил!?». Приперли Чука к стене «Колись, гад, что с Петрухой сотворил?».

Чук : «Вечером поехали с Петей домой в Балаклаву. Перехватила по дороге нас моя бабушка и попросила снять пробу молодого виноградного вина. Стаканов не было, пили из поллитровых банок, черпая из бочки. Дошли до кондиции ( вино класс!) и решили поехать в Севастополь на танцы ( по девочкам!!!). Сели в автобус, нас конечно развезло, начали петь песни и на КПП Балаклавском нас снимает патрульно-постовая служба МВД. Я убежал и Петю с тех пор не видел».

Появился Петя через два часа и рассказал : «Завели меня менты в помещение КПП, что-то начали пи….. ть на меня, ну я не выдержал и стряхнул пепел с сигареты в кастрюлю с борщом, который варил какой-то мент. Естественно получил звездюлей и был заперт в какую-то каптерку. Душа рвалась на волю и через окошко ( стекло разбил) выбрался я на свободу и помчался быстрее лани через виноградники, куда глаза глядят. Бежал долго, споткнулся, упал и выкатился на автодорогу Балаклава-Севастополь прямо под фары какого-то автомобиля.

Автомобиль оказался дежурной машиной Севастопольской комендатуры ЧФ, едущей как раз за мной по вызову ментов. Привезли в комендатуру, в камеру, откуда меня утром и забрал дежурный по факультету. Хорошо, что он, перед тем, как вести меня на разбор к начальнику училища, предупредил Максимыча. Идем мы к начальнику училища ( Саркисов Ашот Аракелович — отличный человек) и Максимыч мне говорит «Петя! Ты только молчи у начальнику СВВМИУ. Говорить буду я».

Ашот Аракелович читал мне мораль, а я молчу и молчу. Батя сказал молчи — значит молчи! Тут и Максимыч говорит адмиралу «Товарищ адмирал! Главный корабельный старшина Козлов уволен мною вчера в 18.00. Вот и „Книга увольняемых“ с записью ( когда успел?). Петр Козлов отличник учебы, задолжностей не имеет и дисциплинарных взысканий то же. На Троицкой пристани ( я там и близко не был, а этот район прославился не в лучшую сторону среди нас ) его встретили однокашники по средней школе и заставили выпить портвейна из горлышка бутылки и еще и закурить, а он непьющий и некурящий. Вот его и развезло. Я лично найду этих мерзавцев и накажу (!!!)».

Начальнику СВВМИУ не долго думал, дал мне семь суток и приказал самому командиру роты научить меня пить спиртные напитки из фужера или стакана на худой конец. «Вы же будущий офицер! Как так можно — из горла! Только фужер или рюмка! И за столом! И под хорошую закуску!».

6. ЯЛИК


….. Второй курс. Слегка поддавшие возвращаемся из увольнения через Апполоновку ( бухта Апполоновская, Корабельная сторона Севастополя). На последний катер опоздали. Рядом яхтклуб.

Упрашиваем сторожа дать ялик, чтобы в училище добраться, опаздываем из увольнения. Сторож — гнида, не дает. В свою очередь выписываем пару оплеух сторожу, запираем его в сторожке намертво, обрываем провода электрические и телефонные, вырываем из земли кол, к которому привязан ялик и гребем в училище.

Ялик оставляем на слипе кафедры весла и уключины ( подарок тебе, родное училище!) и бегом в рубку дежурного по факультету докладывать, что из увольнения прибыли и замечаний не имели.

На следующий день нас опознал сторож, прибывший для мести в училище и нажаловавшийся начальнику СВВМИУ. В кабинете у начальника училища с командиром роты Е. М. Покатило на ковре стоим. Чтение морали, выявление остатков стыда и прочая чепуха. Когда начальник училища выговорился, начал говорить Батя : «Товарищ адмирал! Мои ребята, отличники учебы, непьющие и некурящие, возвращались из увольнения и опоздали на катер. Просили у сторожа яхтклуба лодку, чтобы быстро добраться в училище. Пьяный сторож избил их, бросил бездыханных в ялик и оттолкнул от берега. Ребята очнулись посреди бухты и не обнаружив весел, начали грести бескозырками. Долг их вел в родные стены и они не опоздали из увольнения».

После этого монолога нас отправили учиться дальше, а сторожа с позором изгнали из кабинета начальника СВВМИУ и самого училища. Начальник кафедры весла и уключины ( Кафедра морской практики ) ялик так яхтклубу не отдал: «Прибило волной к берегу, дары моря! Мой приз!».

7. ПРИКОЛЫ НАШЕГО ГОРОДКА


Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Третий курс , «Веселые ребята». Сентябрь. Стоя дежурным по роте, набираю телефон дежурного по 1 факультету и от имени заместителя начальника училища по МТО приказываю во всех ротах набрать полные трехлитровые банки воды из под крана и отнести в лазарет на анализ в связи с распространением холеры в районе Черной речки ( Севастополь оттуда питался питьевой водой). Это же распоряжение прозвонил и остальным факультетам.

Дежурный народ он очень исполнительный и инициативный. Через полчаса дневальные с банками воды ( трое пришли с пожарными ведрами — ничего подходящего в роте не оказалось) со всех факультетов ( около 50 человек ), строем, под руководством дежурного по первому факультету, пошли в лазарет.

Еще через минут пятнадцать в районе лазарета наблюдался всемирный потоп и очень громкие выражения на каком-то ( хотя очень известном ) языке начальника медицинской службы училища.

То же училище. Уже пятый курс, «Отцы и дети». Сентябрь. Уже никем не стоя, а от нечего делать ( диплом был написан еще на 4 курсе) звоню во все три факультета и от имени то го же заместителя начальника училища по МТО приказываю собрать все огнетушители в ротных помещениях и принести в рубку дежурного по училищу для перезарядки.

Как всегда среди всех дежурных по ротам училища оказывается самый инициативный и исполнительный. Уже через пятнадцать минут этот инициативный бежал по тому самому трапу в 283 ступеньки с огнетушителем. С ним же он и влетел в рубку дежурного по училищу с докладом: «Товарищ капитан 1 ранга! Дежурный по 132 роте старшина 2 статьи Добросовестный прибыл для перезарядки огнетушителя!».

Старый капраз, доцент кафедры вспомогательных механизмов прибалдел: то, что огнетушители перезаряжают по истечении срока зарядки он знал, но не в рубке же дежурного и в конце концов никаких распоряжений и телефонограмм ему по этому поводу не поступало. На всякий случай он уточнил по команде и выяснив, что это вроде бы прикол со стороны курсантов, «обласкал» дежурного по 132 роте и «нежно» выставил его.

Обиженный товарищ Добросовестный с огнетушителем поплелся вниз, в ротное помещение. Навстречу ему по трапу поднимались пятьдесят человек с такими же огнетушителями на плечах. Конечно же задали ему вопрос : «О, ты уже перезарядил так быстро? Куда идти-то?». На что старшина 2 статьи бодро ответил «В кабинет заместителя начальника училища по МТО!» ( Не ему же одному получать звездюлей и видно знал он шутливо-жестокую поговорку на флоте «Нет лучше радости для моряка, чем неприятности у товарища!»).

Ну а дальше, ребята, в кабинете замначучилища по МТО все произошло по известному выражению: «Картина Репина — «Не ждали», но до полотна Верещагина «Апофеоз войны» дело не дошло.

8. ПАТРУЛЬ


Через неделю сидим в курилке вчетвером: я, Толик Шведчиков, Петя Козлов и примкнувший к нам мой корешок Володя Мишин. В училище очередной оргпериод, а слинять в город уж очень хочется.

Мне в голову приходит гениальная мысль и говорю Толику : «У тебя вчера рота стояла в наряде. Повязки «Патруль» сдал или нет?». «Нет, не сдавал». «Зашибись, давай тащи сюда».

Принес Анатолий повязки «Патруль», повязали мы их друг другу и потопали на катер в город с чистою душою — кто же остановит идущий на развод в комендатуру Севастополя патрульных. Так и произошло. Даже расставленные «писатели» ( офицеры, выставляемые на караванных тропах для предотвращения самовольных отлучек и записывающие курсантов в записную книжку для доклада) и те торопили нас : «Давай ребята быстрее, вон уже катер подходит!».

На катер мы сели, но он оказался в противоположную сторону — в Инкерман. А нам то что — еще лучше. Сошли на Троицкой, магазинчик рядом, берем портвейн №-142 ( стоил рупь сорок два ) и «Билэ мицнэ» ( по-русски «Белое крепкое», всего лишь рупь две копейки), батон, батон колбасы докторской и банку икры баклажанной. Забираемся на косогор в траву и предаемся кайфу.

Посидели, поели и попили, пошли дальше. Первым по пути домой попался пивной ларек у стадиона «Металлист». Попили пивка ( 22 копейки кружка!), пошли дальше. Через полчаса образовались на площади у Малахова Кургана. Продолжили питие алкоголя. На третьей рюмке обратили внимание на отсутствие Пети Козлова. Пошли искать.

Обнаружили Петю на площади, делающим замечание матросу Черноморского флота за неотдание воинской чести. Подошли и слушаем как Петя раздолбывает нарушителя. Подходит к нам какой-то капитан 2 ранга и обращаясь к Пете говорит: «Товарищ мичман! Когда делаете замечание, окурок выньте изо рта!». О!!! тут-то мы и обнаружили, что повязки «Патруль» мы так и не сняли ( вот почему нас никто не останавливал), а подошедший капдва в таком же состоянии, как и мы.

Ладно, пошли дальше. То ли нам весело стало, то ли привитая дисциплина сработала, но мы начали отлавливать младше нас по званию, делать им замечания ( а замечания всегда найдутся, вплоть до отсутствия подписи на ремне или брюках) и матросам записывать эти замечания в увольнительные записки. Попатрулировав так еще с час, попили пива и разошлись по домам.

Через два дня во все войсковые части гарнизона Севастополь была разослана телефонограмма за подписью коменданта ( по-моему тогда Голубев уже был, или Бедарев еще, не помню) с просьбой выявить четверых курсантов пятого курса, действующих от имени патруля и переписавших половину Черноморского флота, задержать их, скрутить и в каталажку.

Ларчик открывался просто: матрос он дисциплинирован в большинстсве своем ( может быть ) и прийдя из увольнения немедленно докладывал о сделанных ему замечаниях ( тем более запись в увольнительной была). Дежурные проверяли эти записи, звоня дежурному по гарнизону, где все это и открылось, но было поздно.

Объявленный на нас всесоюзный розыск окончился безрезультатно.

9. АКАДЕМИК


…Из курсантских времен обучения в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище, называемой нами любовно «Голландия» (училище расположено в бухте Голландия) или система. Нынешнее поколение училище обзывает «галошей», за это пренебрежение к альма-матер нам даже становится стыдно за них.

Как известно, в училище после сдачи сессий существуют две «академии»: политическая — это вместо отпуска остаются в училище недисциплинированные товарищи; и просто академия — по неуспеваемости, где расчет простой -сдал экзамен -уехал в отпуск.

В политической сидел однажды мой товарищ Саша Кетов, оставленный там во время учебы на 2 курсе за то, что пил портвейн во время обеда в курсантской столовой. Сотоварищи, проявив смекалку военно-морскую: три литра портвейна были влиты в чайник, а сам чайник ( наш родной флотский большой и пузатый и еще из белого металла).

В отпуск-то хочется, и Саня напросился на аккордную работу у старшины роты: он отдраивает дучки в гальюне до блеска, а ему после завершения работы выдают отпускной билет и вперед.

Уже перед обедом он докладывает старшине — все готово. Тот естественно не верит и вместе с Александром идет проверять. Действительно, дучки отчаянной белизны и блеска.

Возвращаются, старшина выдает ему отпускной, Саня пулей вылетает из ротного помещения, на катер, такси и в Симферополь на самолет. Старшина идет в гальюн, достает свой прибор и начинает совершать мочеиспускание.

В момент соприкосновения струи с дучкой, с последней начинает сходить польская эмаль. Раздался страшный вопль ( вопль Зеппа Стумпа, когда он увидел всадника без головы — просто писк котенка), но было поздно — Саня то убежал далеко.

Но он тоже переживал, что отловят и вместо самолета на Москву попал в самолет в Ереван. Как он добирался оттуда звериными тропами домой и без копейки в кармане — это отдельная история.

10. МЫ МОЖЕМ


…Из этой же оперы, но современнее. 12 августа 2007 года собрались однокашники по Севастопольскому ВВМИУ, 252 рота, 1975 года выпуска вместе со своим Батей — Евгением Максимовичем Покатило. Сказали мне ребята-севастопольцы «Ты, Чех, приехал ты и собирай, мы -то работаем». Я и собрал семнадцать человек ( 80% от числа наших ребят, проживающих в Севастополе).

Что делают на встречах однокашники, не видевшиеся 20-30 лет , описывать не буду. Витя Злобин (наш однокашник ) работает в Балаклаве в 9-й горбольнице Главным энергетиком ( инженерное заканчивал все-таки!). Коля Саков ( тоже однокашник и еще не потерявший проскальзывающую иногда наивность ) спрашивает у меня : «Чех! А кем Витя Злобин в больнице работает?». На что на полном серьезе отвечаю «Главврачом, Коля!». У Николая Сакова глаза на лоб в начале, затем следует возглас «Ни хрена себе!», а потом спокойное рассуждение «А что? Мы и это можем».

11. ВЛАДИМИРОВ


…На кафедре Ядерных Реакторов ( ЯР ) Севастопольского ВВМИУ нам преподавал сей предмет капитан 3 ранга Владимиров, начинающий лекцию словами : «Товарищи курсанты! В историю советского атомного флота вошли два человека: академик Александров с парадного входа, а я — с черного».

Рассказываю почему. Будучи в начале 70-х капитаном 2 ранга и имея около 35 работ общесоюзного значения, Владимиров ( не могу вспомнить имя отчество) убыл старшим практики курсантов СВВМИУ на Север. Возвращаясь с практики, курсанты попивали «шило», данное на дорожку нашими же выпускниками, уже проходящими службу в офицерских должностях. ( И тут я вспоминаю слова, сказанные адмиралом Вильгельмом Канарисом «Нет дружбы крепче между однокашниками, чем дружба однокашников по военно-морскому училищу!». Убеждаюсь в правоте его слов и по сей день).

Пили, пили и разлили спирт в купе. Ничего лучше не придумали, как поднести спичку горящую к разлитому спирту, мол выгорит и палуба чистая. Но не учли, что «шило» горит похлеще бензина и вагоны сухие-пресухие, дерево да пластмасса. В общем вагон сгорел за 15 минут, но курсанты успели стоп-кран дернуть ( сработала прививаемая отработка по борьбе за живучесть ), выпрыгивали сами, но сначала эвакуировали гражданское население. Последним из горящего вагона выпрыгнул мой друг в трусах, но с гитарой в руках.

В итоге: виновным назначили капитана 2 ранга Владимирова ( среди курсантов попробуй найди виновного, да и наше флотское начальство спихнуло всю вину на железнодорожников «Не вагоны, а теплушки 18-го года, блин!»), ушедшее представление на присвоение очередного воинского звания «капитан 1 ранга» было повернуто взад и отправлено на понижение.

Юмора он не потерял. Через некоторое время все-таки «полковника» он получил, еще 30 работ по ядерной физике написал и наконец перестал нас драть не только на лекциях, но и на зачетах и экзаменах.

12. ДО "ГОЛЛАНДИИ"...


…Срочная служба. Чехословакия. 1969 год. Служу радистом 2 -й минометной батареи в/ч 35057-К. Казарменное помещение — бывший рыцарский замок на окраине г. Млада-Болеслав ( 40км от Праги). В казарме мало жили, в основном в лесу в палатках и летом, и зимой. Или на колесах в движении, очаги контрреволюции погашать. Это тогда так нам говорили, а сейчас оказывается демократию душили!?

Однажды зимой сыграли очередную тревогу рано утром, впрыгнули в машины и вперед. Я всегда в кузов брал с собой матрац — положишь в носу кузова ГАЗ-66 на сиденье, с одной стороны борт, с другой бочка с бензином — как в купе, и тепло еще. В районе сосредоточения нас покормили каким-то неизвестным продуктом из походной кухни, похожим на картошку урожая 1913 года. Снова на машины и — вперед.

Я уже наловчился даже спать на ходу. А что? Наушники радиостанции на уши — ничего не слышу, шапку на лоб, шинель да еще одеяло на себя , и на матрасе спится будь здоров.

Просыпаюсь от какого-то странного запаха. Не открывая глаз — принюхался. Пахнет дерьмом! Открываю глаза и вижу перед собой на расстоянии вытянутой руки голую задницу Толика Никифорова на каске. Присматриваюсь дальше и вижу картину: кузов ГАЗ-66, а в нем сидит семь человек взвода управления минбатареи и все голыми задницами на солдатских касках.

Только расхохотался до коликов, как почуствовал первые позывы к походу в туалет, которые начали усиливаться. На автомате пытаюсь вырвать каску у Анатолия. Он кричит, я еще не закончил, свою бери. Он двумя своми руками держит каску под задницей, а я пытаюсь своми руками ее забрать.

В это время машина останавливается, вылетаю пулей из кузова, на ходу снимаю брюки и усаживаюсь под первым же кустом. Благодать!

Сделал дело и что я вижу. Я вижу всю минометную батарею вместе с командиром и командиром взвода управления серущими дружно! Полсотни человек в один присест! Больше в жизни своей такого не встречал.

И здесь ларчик просто открылся: как известно о внезапной тревоге знают все и вся за трое-двое суток до ее начала. Повара пронюхали о ней раньше и, чтобы не мудохаться в пути, сварили кашу в расположении полка. Тревогу отменили, сыграли ее внезапно через полторы
недели, а кашу они не выбрасывали ( съэкономили, блин!), разогрели в районе сосредоточения и скормили ее нам. Голодный солдат все сожрет!

Два месяца нас дразнили «Обосравшаяся 2-я минометная», пока такую же штуку не учудили с мотострелками. Тогда только отстали от нас.

…Из этой же оперы: весна, почти лето. Уход за матчастью. Минометчики стволы чистят, а я, отнеся аккумуляторы на зарядку в мастерскую, сижу -курю. Промелькнула мысль — а не поваляться недельки две, а то и больше в лазарете? Отдохнуть от службы праведной.

Подхожу к расчету миномета, предлагаю помощь в откручивании предохранителя с трубы 122мм миномета ( предохранитель весит примерно 30 кг ). Получив утверждение, откручиваю его и роняю на ногу себе ( т. е. рядом с ногой на землю ) Начинаю орать истошным воплем и скакать на одной ноге, так как якобы эта стальная болванка разбила ступню ноги.

Тут же был отправлен в лазарет со срочной госпитализацией. Через две недели, не обнаружив существенных повреждений ноги, медицина благополучно выписала меня обратно в часть. Но отдохнувшего!

13. ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ


…И снова о СВВМИУ ( Holland ). В 70-х годах на 8 ноября в Севастополе всегда проводили шлюпочные гонки. Соревновались сборные команды по гребле Черноморского флота, Севастопольского ВВМИУ, Черноморского ВВМУ им. П. С. Нахимова и прочая мелочь, вроде морской пехоты, на шестивесельных ялах.

За все время проведения этой регаты только две команды соревновались между собой: Севастопольское ВВМИУ и Черноморское ВВМУ ( оба училища расположены в Севастополе). Даже сборной команде СССР по гребле на шестивесельных ялах ( она полностью состояла из спортсменов Черноморского флота под руководством легендарного тогда мичмана Вечирко ) было далеко до сборной двух училищ. Первое место занимали попеременно то мы, то Стрелка ( ВВМУ им. Нахимова расположено в бухте Стрелецкой — отсюда и Стрелка, так же как мы в бухте Голландия, отсюда и Holland).

Весь город Севастополь был как-бы разделен на две команды болельщиков — за нас и за Стрелку. 8 ноября во время гонок на Графской ( в основном на крыше здания спортклуба КЧФ ) собиралась приличная толпа, состоящая из курсантов и гражданских лиц. Конечно же мы всегда приходили с плакатами и транспарантами, приготовленными перед соревнованиями. Шутки, юмор, смех и т. д.

Однажды ( по-моему в 1972 году ) всех поразил плакат на котором была нарисована команда ЧВВМУ им. Нахимова, сидящая в коробке из-под пургена, гребущая в коричневых волнах. И в этот день сборная ЧВВМУ в соревнованиях не участвовала. А плакат нарисовал наш класс, тогда С-210.

За неделю до соревнований стало известно, что по Черноморскому ВВМУ им. Нахимова прошла волной дизентерия и пол-училища слегло с приступами. В класс принес весть кто-то из наших, местных и тут же родилась версия: в котел для приготовления пищи в ЧВВМУ засланные казачки из Holland насыпали мешок пургена, чтобы не допустить сборную училища по гребле к соревнованиям в результате чего и появился такой плакат.

14. БАТЯ


…За время нашей учебы в СВВМИУ Евгений Максимович Покатило всегда оправдывал свое прозвище -Батя. Действительно, заботился и воспитывал он нас, как своих собственных сыновей.

Экзамены, к примеру, он сдавал вместе с нами. Но следующим образом: во время экзаменов, пользуясь правом командира роты, заходил в класс, интересуясь у преподавателей ходом сдачи и у нас, кто как сдает и к кому подкрадывался дикий северный лис. Батя спрашивал какой ему достался вопрос, выходил в коридор, а мы ему быстро готовили шпору для товарища.

Заходил он обратно в класс, поворачивался спиной к сдающему курсанту и забивал мозги преподавателям анекдотами и рассказами о своей службе на подводных лодках. В заднем кармане брюк находилась шпора, которую доставал курсант, и пока Батя отводил внимание преподавателей, успевал все переписать для ответа. Как минимум три балла обеспечено!

Вот так и появилась поговорка «На*уя высокий балл — лишь бы отпуск не пропал!».

15. ТЫ КТО?!


…Была однажды мода в училище после ужина казарменные помещения закрывать на замок, а дневальных с дежурным отправлять на самоподготовку в учебный корпус. Балл от этого не
поднимался, зато появлялась возможность остаться в закрытом ротном помещении и отдохнуть.

Дежурному по училищу вменялось в обязанности отправлять на проверку закрытия ротных помещений дежурных по факультетам. Батя, он же Джон Покатил, он же Максимыч стоя однажды дежурным по первому факультету, спускаясь по трапу увидел в окне нашей роты мелькнувшее тело и, конечно, пошел проверять-прикрывать своих ребят.

Подойдя к закрытой на замок двери согласно правилу пятому «Если закрыто — не верь глазам своим, дерни дверцу она и откроется» и зная, что там кто-то есть, подергал ее и приник выпуклым военно-морским глазом к створке двери. Оттуда на него смотрел другое, не менее выпуклое военно-морское око.

«Ты кто?» — спросил Батя. «Я — дневальный Саша Корсуков, а ты кто?» — последовал вопрос из-за закрытой двери. «А я командир роты капитан 3 ранга Покатило!». За закрытой дверью послышался звук падающего тела и возглас «Е……………! Дверь открыть не могу — закрыта с вашей стороны, товарищ командир!». «А и не надо»-сказал Евгений Максимович. «Всем залечь беззвучно до начала программы „Время“ ( когда откроют ротное помещение), как на потерпевшей аварию подводной лодке».

Вот как он нас приучал к борьбе за выживание.

16. КЛЕЙ


…Третий курс СВВМИУ. Практика в Горьком, на заводе в Сормово. Первое знакомство с атомными подводными лодками. Впервые увидел резиновое покрытие «Медуза», приклеиваемое и закрепляемое на корпусе ПЛ.

Прихватил на всякий случай клея пузырек. После отбоя намазал соседям по рядом стоящим койкам подошвы ботинок. Лег спать.

По подъему ботинки с помощью какой-то матери и обещанием убить мерзавца, отдирались вместе с досками пола казарменного помещения.

Вот это клей! Вот тебе, бабушка, и ВПК!

17. ПРАКТИКА


…Севастопольское ВВМИУ. Четвертый курс, сессию сдали, уже почти пятикурсники, но впереди корабельная практика.

Убываем завтра на Север, сегодня вечером пошли закупать водку на дорожку и по плану ставить ее в автоматические камеры хранения на ж/д вокзале. Завтра утром построение на плацу перед отправкой на поезд и проверка всех носимых вещей. Нас-то голыми руками не возьмешь!

Отоварились двумя портфелями с водкой ( почему-то эти портфели назывались «бэками»!?), два ящика туда влезло. Взяли пару и закусь с собой и на автовокзале у Центрального рынка на лавочке среди кустов сирени и акаций сидим, и мирно отдыхаем.

В ту пору в Севастополь пришли с дружественным визитом французские военные корабли. Проходят мимо нас четверо французских моряков в бескозырках с помпончиками на них. «Камрад! Давай-ка за содружество наций!» — выдал Петя Козлов и дела пошли веселее.

Когда дошли до обмена фуражек на бескозырки французские, французский моряк вроде как говорит, а водки нет больше? Все тот же Петя открывает эти «бэки» и, показывая на 40 бутылок водки, говорит французу «Ну что, хватит?». Все четыре французских моряка дружно выговорили «О, мама!» с ударением на последнем слоге.

На следующий день построение на плацу, осмотр внешнего вида и досмотр личных вещей. Все красавцы ( ударение на «ы» ) и водки не обнаружено. Все довольны и смеются. Только курсанты смеются сквозь слезы — нас не повели на катер , а на нем на ж/д вокзал, а повели пешком на Мекензиевы Горы — ближайшая станция к училищу. Строевой отдел съэкономил на проездных, блин! А водка-то в камерах хранения железнодорожного вокзала на все четыре роты!!!

Стал извечный вопрос «Что делать?». Ускоряем процесс продвижения, триста добрых молодцов влетают на станцию Мекензиевы Горы, блокируют дежурного по станции, блокируют красный свет на выходном светофоре и по очереди начинают обзванивать своих родных и знакомых, прося забрать водку из камеры хранения на ж/д вокзале с сообщением шифра ячеек. Не пропадать же добру!

Телефон городской был один на этой станции. До ближайшего на Северной стороне 5 км. Успели все и вся.

18. БАБКА ЛЮТИКОВА


…Севастопольское ВВМИУ. Конец нового набора, начало существования первокурсниками. Командиры отделений ( все из военнослужащих ) решили отметить это дело. После отбоя, бросили на пальцах и за вином выпало бежать мне и Боре Буткевичу.

С вином проблем не было — за забором в частном секторе им торговала бабка Лютикова ( звали ее так или кличка была не вникали,- Лютикова, так Лютикова). Как она его делала и из чего, об этом история умолчивает, но принятый стакан ее вина через пять мину поворачивал мозги на 180 градусов.

Время 22.30. Берем с Борей обрез на четырех ножках с мусором, выносим мусор в ближайший крематорий, а с обрезом бегом к бабке Лютиковой. Маскировка, блин! Затовариваемся и также бегом в ротное помещение с тем же обрезом, но уже полным банками вина.

Прибежали, разгрузились, никто не застукал ( Ура! ), употребили, поговорили, легли спать.
Утром Батя ( Максимыч ) провел среди командиров отделений инструктаж о вреде пьянства на ночь. Мы недоумевали — откуда прознал?

И как всегда все гениальное оказалось просто: в обрезе была дырка, а из опрокинувшейся банки вино выливалось на землю и оставляло демаскирующий след от забора бабки Лютиковой прямо к нам в ротное помещение. Максимыч понял все сразу и понял то, что кроме как командирам отделений из военнослужащих, больше таким делом заняться никто не мог.

19. ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАДОБНОСТИ


…День ВМФ в Севастополе, как и в других приморских городах, всегда заканчивался салютом — праздничным фейверком. После него вся эта праздничная толпа, разгоряченная всевозможными напитками, растекалась по ближайшим общественным туалетам для удовлетворения естественных надобностей. Образовывались громадные очереди, особенно в женские туалеты. В мужских — более-менее, а иногда женщины блокировали мужские туалеты. И не пробиться было в них.

Я с товарищами по оружию ( то бишь однокашниками ) на третьем курсе участвовали непосредственно в салютной группе в районе площади Восставших. Отстрелявшись, бросили на пальцах кому тащить в училище ракетницы и бракованные патроны. Нам с Александром повезло и мы пошли гулять.

В районе стадиона «Чайка» приспичило и нам. В то время там был общественный туалет за стадионом, причем не так и заметный с улицы. Подходим. Вроде очередей нет, но дверь в мужской туалет заколочена, а в женский вроде бы и никого, а глаза на лоб лезут.

Влетаем в этот туалет, отстегиваем клапана и испытываем блаженство. Заходящие в этот момент женщины ( в свой родной то ведь заходят, не подозревая о нас ) все напирающей толпой снаружи с негодованием глаголят «Что вы делаете? Здесь для женщин!».

Саня,засвывая член в брюки,выдал фразу из старого анекдота:А это что, для коров?
.

20. САМОЛЕТ


…Севастопольское ВВМИУ. Третий курс. В конце семестра провалялся я в лазарете пару недель. Вышел на волю, а здесь и сессия подоспела. Подошла очередь сдавать сопромат. Спрашиваю, что там сдавать надо, есть ли вопросы и литература?

Дают мне ребята груду брошюрок по сопромату, готовлюсь, пишу «самолеты» на трудные вопросы ( «самолеты» — листы бумаги на которых пишется ответ на вопрос и эти листы равномерно распределяются в рукавах голландки. На них в уголке пишется номер вопроса или билета на экзаменах карандашом. Вытащил, стер номер резинкой — и к ответу готов! ).

Наступил экзамен. Вытащил билет, сел и начинаю готовиться. Первые два вопроса — без замечаний, а на остальные пришлось вытащить «самолет».

Начал отвечать, вроде бы нормально, но на третьем вопросе у принимающего экзамен кандидата наук Маньковского глаза как-то странно засветились. Задал он после несколько вопросов, на которые я по этому же «самолету» и ответил. Еще пару вопросов — и здесь дикий северный лис начал ко мне подкрадываться уже довольно-таки заметно.

«Ладно, говорит Маньковский, иди с Богом, сын мой, четыре балла тебе лишь за то, что ты ответил на вопросы по материалу, который мы будем проходить в следующем семестре».

Вышел с экзамена, разобрался: оказывается я писал «самолеты» с тех брошюрок по темам сопромата, которые нам начали бы преподавать в следующем семестре. А Маньковкий принял меня за курсанта «…семи пядей во лбу…».

А когда я умудрился на экзамене по теоретической механике вытащить три самолета, (причем каждый из них был написан разными чернилами!!! ) то меня начали звать «Вова -наш младший научный сотрудник».

21. БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ


…СВВМИУ. Сдаем физо — бег на пять километров. Делов то — пробежать на время вокруг здания нашего училища ( а оно второе в Европе по длине, да и значимости. Сам Венсан проектировал и строил) три с чем-то круга.

Побежали. С Игорем Садыковым на первом же круге сходим и в кустах залегаем. Перекуриваем и считаем примерно по времени, когда выбегать и присоединяться к нашим, и затем финишировать в общей толпе.

По нашим подсчетам выскакиваем и бежим, почему-то никого из бегущих не наблюдаем -все наши еще из-за угла так и не показались. Первыми коснулись финишной ленточки.

Преподаватель физо торжественно объявляет «Поздравляю с побитием мирового рекорда на 10 минут!»

Не рассчитали мы время и выскочили намного раньше, чем надо было.

22. ПОРТВЕЙН


…СВВМИУ. Начало третьего курса. Времени свободного много и решили мы с Володей Лихачевым съездить на Сапун-гору. Два года мечтали и все никак.

Вышли в город, сели в автобус и приехали осматривать Сапун-гору и диораму на ней.
Осмотрели и сели в ближайшем кафе на шашлык не под сухое белое, а под славный потрвейн.
Посидели прилично, отдохнули и поехали обратно. Решили выйти на площади у Малахового кургана, пивка попить.

Пивка попили ( как по Высоцкому «…пивком усугубили…» ) и берет нас за попу патруль. Действительно, молодые мичмана деревянные по ту же задницу — предъявляет нам замечания начальник патруля за отсутствие пружины в бескозырке и обрезанные ранты на ботинках. Даже обидно стало — а на хрена мы употребляли алкоголь?

Взял так взял. Машина подошла как раз комендантская и нас привозят в комендатуру. Прапор необъятных размеров заставляет нас делать приборку на трапе. Тут мы и расхохотались.

На первом и вторым курсе у нашего отделения объект приборки были трапы! То в казарменном помещении, то у кабинета начфака, то на самом основном в 283 ступеньки.

Дело привычное, приборку мигом сделали, а подошедший дежурный по гарнизону ( преподаватель из нашего училища с кафедры физо ) вернул нам аусвайсы и «…летите голуби, летите…».

Мы и улетели. Продолжать знакомство с достопримечательностями. Особенно проверять время работы винных магазинов и пивных точек города, записанных на околыше внутри бескозырки или фуражке каждого уважающего себя курсанта «Голландии».

23. 8 МАРТА


… Севастопольское ВВМИУ. Четвертый курс. 8 марта. Возвращаемся в училище где-то после 20 часов.

Зашли на катер. Сели. Ждем, когда чалки отдадут. С нами на катере человек тридцать гражданских. Катер тогда ходил от Графской в Инкерман через бухту Голландия, где располагалось всеми нами любимое, а для кого и горячее любимое, училище.

Просидев полчаса без толку пошли выяснять, чем вызвана задержка рейса. Обнаруживаем в рубке в полной отрубке капитана катера ( 8 марта!!! ). Пошел в моторное отделение — там моторист с матросом также ни бэ, ни мэ. И даже не мычат. В чувство привести не удалось.

Саня и говорит, давай Вова, заводи дизель на винт ( как никак в инженерном обучаемся ), а ты, Петя, по моей команде отдашь швартовы. Я, говорит, как учившийся в гражданской мореходке на штурмана, буду командовать.

Разошлись мы по боевым постам и Саня дает команду «Осторожно, двери закрываются!». Это он наверное от волнения метро вспомнил. «Катер следует по маршруту Графская — Голландия». Тут народ завизжал «А нам и в Инкерман надо!». На что по матюгальнику было сказано -«Команда катера очнется и в Инкерман вас доставит. Не плачь девченка, пройдут дожди».

Так мы дошли до портопункта «Голландия». Привести в чувство команду катера не удалось и по просьбе трудящихся потопали мы в Инкерман. Там также в чувство привеcти их не удалось, а нам в училище, обратно «…. надо позарез…».

Пошли обратно. Всю дорогу до училища главный старшина Петя Козлов, ставший на это время матросом швартовной команды катера, поливал из шланга водой эту пьяную троицу и пытался с ними разучить комплекс упражнений утренней физической зарядки №-1. Что ему и удалось сделать при швартовке в «Голландии».

Здесь наши пути-дорожки разошлись: мы в систему, а протрезвевшая команда повела катер на Графскую.

24. ЗАХАР


… Захар ( фамилию опустим, наш однокашник сейчас занимает высокий пост ) ), член сборной команды СВВМИУ по стрельбе из спортивного пистолета, после соревнований в тире училища, собрав пистолеты Марголина в чемодан, а не уместившиеся там, рассовал в карманы и за пояс брюк, поехал в город сдавать их в местный ДОСААФ.

В катере его разморило, Захар прикемарил на солнышке. Курточка распахнулась и стали видны два пистолета Марголина за поясом и столько же в карманах брюк.

Сказать, что народ на катере прих*ел, значит ничего не сказать. Первым делом все быстро освободили носовой салон и перебрались в кормовой. Доложив капитану «Шпион на катере!» матрос из команды вооружился аварийным топором и притаился за рубкой.

Капитан, не долго раздумывая, доложил по радиостанции, что на борту находится вооруженная до зубов группа террористов. Машина завертелась…

Пришвартовались к Графской. Захар, очнувшись, подумал — проспал что ли? Нет никого в салоне. Но увидев знакомые очертания портопункта «Графская пристань» успокоился и не успел даже удивиться, когда люди в серых шинелях на пирсе скрутили его и защелкнули наручники на руках!

Толпа безмолвно провожала Захара в «синий воронок» и горячо благодарила сотрудников КГБ за проявленную оперативность. Еще бы! Избежать участь заложников и остаться в живых не каждому удается.

25. ПОГОНЯ


… В начале 70-х курсанты Севастопольского ВВМИУ участвовали в параде в Москве на 7 ноября.
После окончания парада, получив дежурную благодарность от Министра Обороны, все поголовно уволились в город-герой Москву.

Все бы и ничего. Но когда за группой курсантов погнался пехотный патруль ( пресечения появления в центре Москвы военнослужащих в нетрезвом состоянии ), вот эта самая наши группа, ничего лучше не придумав ринулась в метро.

Патруль оказался настырливый и рванул также под землю.

Мы уже внизу в метро и видим что электричек нет, не скрыться на сивогривых. Грохот кованных сапог патрульных по плиткам палубы метрополитена приближается.

Не долго думая, пригнули вниз и побежали по туннелю, куда глаза глядят. Патруль за нами погнаться не рискнул.

В итоге: 1. перекрыто движение метро по этой ветке на 45 минут 2. Нам по дороге попался железнодорожный работяга и показал какой-то выход наружу, чем мы и не преминули воспользоваться
Прочитано 11795 раз
Другие материалы в этой категории: « Одной строкой За добавкой! »

Пользователь