Четверг, 22 Июнь 2017

По системе Станиславского

Опубликовано в Эдуард Овечкин "Акулы из стали" (+18) Воскресенье, 14 Февраль 2016 17:36
Оцените материал
(7 голосов)
Столкнулся тут несколько раз с каким-то непонятным недопониманием того, что все офицеры - это люди с высшим образованием. И ещё больше люди не понимают как они его получают-то, если они, вроде как, на службе всё время и откуда у них тогда дипломы берутся государственного образца. Сейчас расскажу вам одну историю, вспомнилось тут. История из одной части, так что расслабьтесь и читайте.



Офицеры же они не сразу рождаются офицерами, а обычными, на первый взгляд, детьми. Потом они растут, как все, ходят в школу и даже может и не сразу хотят стать военными, а, тем более, моряками. Как все нормальные дети мужского пола они сначала хотят стать космонавтами или пожарными, а потом юристами или программистами, а может быть и вовсе директорами заводов. А потом они начинают читать всяких капитанов Бладов, смотреть фильмы про секретные фарватеры и в их, не заматеревших ещё душах, начинает зреть Мечта, обильно сдобренная неуёмной юношеской фантазией и вырастает она до каких-то невиданных масштабов и приводит в военное училище. В военно-морское, конечно, если романтика прямо из всех щелей сквозит, даже тех, которые прикрыты нижним бельём и шапкой.

В военно- морском училище эти дети сразу начинают служить и учиться одновременно. То есть, особенно в первые два года из пяти (а четырёхлетнее высшее образование мы в расчёт брать не будем, как неполноценное для нормальной жизни) курсанты живут, примерно, как солдаты в армии, с той только существенной разницей, что "содат спит-служба идёт", а курсант, в это время, ещё с головой окунается в получение высшего образования. То есть высшая математика и всё вот это вот складывается со стояниями в караулах, уборкой территорий, учений и даже чисткой картошки. Вот, например, заступаете вы на дежурство в хозяйственный взвод, естественно идёте туда только после того, как у вас закончились все занятия и прошла самостоятельная подготовка (то есть поздно вечером) и приходит вас в скользкую кафельную комнату 15 человек, а вас там ждёт пару тонн картошки, которую нужно начистить на всё училище на завтра. А машина для чистки картошки почти всегда не работает.

Ну картошке-то всё равно, вы же понимаете, она лежит в предвкушении ласк юношеских ладоней и сама себя чистить не собирается абсолютно. И вот садитесь вы кружком с ножиками на стульчики, ставите лагуны и начинаете. Сначала, конечно, даже весело: в магнитофоне играет группа "Кино", вы травите анекдоты и тренируетесь подкалывать друг-друга за малейшие проступки и неловкие ситуации, но это первых часов пять -шесть, потом, конечно, становиться грустно, скучно и хочется спать даже болше, чем ебаться (уж простите, но более подходящего по глубине трагизма сравнения тут и не подобрать). И так продолжается до шести утра, например, а один раз до пол восьмого даже было.

И что вы себе думаете делают эти юноши дальше? А я вам скажу - идут на занятия, а первые две пары у них - высшая математика. И вот приходит к ним в класс маленькая сухонькая пожилая женщина, которая так-то преподователь высшей математики с какой-то там учёной степенью и смотрит на них из-под своих очков и видит пятнадцать зомби с красными глазами и бледными лицами и спрашивает у старшины класса:

- А что случилось-то? Война чтоли была ночью?

- Так точно! - отвечает ей наш старшина класса Антон, - воевали с корнеплодами до семи тридцати! Но мы победили, не волнуйтесь!

И пожилая учительница смотрит на свой конспект и план занятия и на наши тела, которые даже без очков видно, что без мозгов и говорит:

- Идите в роту спать, потом наверстаем.

Ну вот как было не расцеловать от восторга эту дивную женщину?

Но кроме всего вот этого мелочного, ещё же и тяга к прекрасному есть! И я не только о девушках говорю сейчас, с ними-то всё понятно, пассионарности молодых и здоровых мужских организмов позавидовали бы и монголо-татары образца одна тысяча двести тридцать шестого года это же и так всем ясно. Я говорю сейчас о тяге к искусству. Хотя, всё-таки к девушкам она была сильнее, чего уж тут.

Мы тогда на втором курсе военно-морского училища учились, когда в Севастополь приехал "Сектор Газа", группа легендарная в те времена, кто не знает - сам дурак. Пропустить концерт классиков российского панк-рока не представлялось возможным и мы с другом Славой купили билеты. Накануне подходим к командиру роты и объясняем ситуацию, просимся у него во внеочередное увольнение для повышения своего культурного уровня. Он, естественно, интересуется, что за группа такая, какие песни поёт и достойно ли вообще будущему цвету нации посещать их. Мы ему рассказываем истории, что это вокально-инструментальный ансамбль, поёт в основном, о любви, но есть и про Родину пару песен, про голубей там...

А был у нас Дима один, - молдаванин с такй смешной фамилией, что его даже не дразнили ей - она была настолько смешная, что и дразнить было не смешно, ну вы меня понимаете. Дима был хорошим, добрым парнем, но, как и любой подросток в семнадцать лет, хотел казаться крутым и, поэтому, сразу объявил нам, что, вообще-то, у него в школе было прозвище Рысь, за его дерзкий характер и общую охуенность организма в целом. Ну окей, сказали мы Диме, и начали тотчас называть его Одноухая Рысь, так как одно ухо у него было порвано в детстве, неправильно срослось и смешно торчало вбок, прозвище к нему приросло так сильно, что даже командир роты его так называл периодически.

Один недостаток был у Димы - он, почему-то, решил, что обязательно должен выучиться играть на гитаре и петь. Пел он плохо, играл фальшиво, но тренировался без устали. Естественно же на чём он тренировался? Ну, конечно же на песнях Сектора Газа. Днями и ночами он сидел на подоконнике в умывальниках и пел. Ну это он так думал, что пел. Заходит ночью в роту командир, который стоит дежурным по факультету, а среди общей звенящей тишины из гальюна доносится бреньканье гитары и рысиный голосок.

- Чтобля? АПЯТЬ? - возмущается командир, и идёт в умывальники.

- Дмитрий! - орёт он ещё в коридоре, - что за вакханалия после отбоя!?

Дима выскакивает с выпученными глазами в центральных проход:

- Я какал, тащ командир! У меня что-то с желудком!

- А, так это ты срал! А я уж подумал, что поёшь опять!!! Ну-ка марш в койку, Флуераш недоделанный!

И вот, значит, вызывает его к себе, не веря нашим честным, как озеро Байкал глазам, командир и спрашивает, а знаешь ли ты, Одноухая Рысь, песни ВИА Сектор Газа? Естественно, Дима их знал, мало того, он кроме них вообще ничего играть не умел, а тут ещё так обрадовался такому неожиданному феерическому своему успеху, что не обратил внимания, какие страшные глаза мы ему показываем...Командир просит его исполнить какую-нибудь композицию, например, про любовь. Дима же, рад стараться, забабахивает ему песню "Носки". Ужасно, конечно, в исполнении Димы. Командир бороду почесал и говорит, ребята....идити ка вы...со своим концертом.

Ну мы же моряки, чё. Отсутсвие официальной бумаги не помеха в достижении поставленной цели. Приехали к Славе домой переодеваться. Решили, вполне логично, что там на концерте будут же одни панки и в нашей обычной одежде идти туда можно, но вряд ли это будет полезно для нашего здоровья и красоты. Сахарным сиропом наставили себе ежей на головах, оделись в какую-то рвань, найденную во всех закутках, по соседям ещё прошлись, старую одежду спросили, цепочек на все места себе навесили, даже от унитаза цепь мне на джинсы его старшего брата пошла. Оценили себя: не, ну как на картинке красавчики, на!



По дороге купили бутылку пива и прополоскали ей обильно зубы, чтоб, значит и пахнуть, как панки, там на одежду пивом побрызгали для аутентичности аутфита.

Подходим к Дому культуры рыбаков, руки в карманах, в зубах беломорины фабрики имени Урицкого, матюгаемся, плюёмся, как верблюды - в общем, всё по системе Станиславского.

И замечаем, неожиданно, что вокруг нас абсольтно нормальные люди: в костюмах, платьях, на крайний случай в свитерах и все шепчутся и на нас культурно так пальцами показывают - смотрите, панки пришли. Я ещё никогда в жизни так сильно себя дураком не чувствовал, - и девчёнки вон красивыве стоят, а мы, как два упыря из канализации. Пока свет не выключили не очень уютно было - из образа уже не выйдешь, будь он неладен, этот Станиславский! А потом нормально - у нас даже пару дам автографы взять пытались, так мы похожи на панков или там рок-звёзд были.

Так что хочу сказать, что не сомневайтесь, если что - нормально мы там высшие образования свои получали, как положено студентам, с пьянками, вакханалиями и прочими приятными моментами бурной юности. Только, в отличии от студентов, мы ещё параллельно вырабатывали и ту штуку, которую все называют "флотской смекалкой" и не совсем понимают, откуда она берётся вдруг, у бывших школьников.
Прочитано 3598 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь