Понедельник, 26 Июнь 2017

Плавучая мина, рогатая смерть

Опубликовано в Эдуард Овечкин "Акулы из стали" (+18) Воскресенье, 14 Февраль 2016 17:15
Оцените материал
(12 голосов)
Сегодня будет рассказ про минёров. Всё, что я здесь опишу, касается только нашего конкретного корабля и не может быть рассмотрено, как общая тенденция. Понимаете, наверняка на остальных кораблях и многоцелевых подводных лодках минёры - уважаемая и ценная профессия. Они, наверняка, много трудятся и достойны не меньшей славы, чем остальные члены флотской семьи. Но не у нас. У нас минёров держали, я так понимаю, просто для проформы. То есть, положенно, чтоб на корабле были минёры - вот вам офицер плюс два мичмана и потом не жалуйтесь. Подводная лодка такого размера, как наша, в принципе, наверное, теоретически, может поразворачиваться под водой, охотясь за другой подводной лодкой, или попытаться уклониться от её атак, но, блин, - это же почти два футбольных поля в длину и девятиэтажный дом в высоту, - ну кого мы сейчас будем обманывать? А как вы думаете: возможно промахнуться по цели современным оружием, если она больше любого военного корабля Второй Мировой войны?

Вот поэтому минёры у нас были всегда без дела. За мою службу их поменялось трое: они приходили, годик сидели и уходили куда-нибудь на классы или курсы повышения квалификации, а оттуда возвращались уже помощниками, старпомами, или флагманскими специалистами, но не к нам, конечно, а в другие дивизии - туда, где они могли рассказывать о своих подвигах. Так-то они за всю мою память один раз учебной торпедой стрельнули, а то всё или воздушным пузырём или вообще - электронным пуском.

И когда нам надоедало издеваться насмехаться шутить над замполитами, мы брались за минёров. Ну сами посудите, а за кого ещё браться? Остальные-то все при деле и шутить с ними может быть опасно для собственного здоровья и душевного равновесия. Хотя над всеми шутили.

Особым шиком считалось украсть у минёра его новенький ЖБП (журнал боевой подготовки) и написать на титульном листе "Торпеда - дура, пузырь - молодец". Не буду скрывать, первым это сделал я, абсолютно случайно.

Сидим с Антонычем в центральном, а туда минёр заходит:

- Старпома не видели? - спрашивает.

- Да наверху бегает где-то.

Минёр оставляет свой новенький ЖБП на командирском столе и бежит наверх. А подводники - они как дети, только с большими хуями (как любил говорить наш командир дивизии, так что я здесь ни при чём - историческая достоверность)- такие же любопытные. Беру я, значит, его ЖБП - красивенький такой, возбуждающий новенький, весь прошнурован и пронумерован, даже печатью скреплён. И что-то дёрнуло меня взять карандашик и написать вверху на титульном листе "Торпеда- дура, пузырь - молодец".

Сладостно вздыхаю и, с чувством выполненного долга, ложу его обратно. Антоныч, наоравшись, по лиственнице в отсек, в котором происходит отработка по борьбе за живучесть, тоже не выдерживает соблазна и берёт минёрский ЖБП.

- Эдуард, ты дурак чтоли? - изумляется Антоныч и тычет пальцем в мою запись, - чё ты карандашом-то написал? Такие слова нужно несмываемой тушью или, лучше, в граните отливать.

Берёт шариковую ручку и старательно обводит надпись, пририсовывая красивые завитки в нужных местах. Любуется на расстоянии вытянутой руки и аккуратненько кладёт ЖБП на место.

Прибегает минёр с довольной красной рожей. Мы сидим и скучными лицами смотрим в свои пульты.

Минёр хватает ЖБП и начинает его листать.

- Бляааа, ну бляаа, ну кто это сделал? Антоныч!!

- Мин херц, я тебе пацан, чтоли ЖБП чужие тут разрисовавать?

- Эдик, ты?

- Да нет, конечно, ты видишь - я дифферентовку считаю, вот мне делать нечего по ЖБП твоему каличному лазить!

- А кто? Заходил кто?

- Из девятнадцатого кто -то заходил, но мы не смотрели. Мы же работаем. В отличии от.

Минёр со своим ЖБП и слезами ускакивает в девятнадцатый. Спускается довольный старпом:

- Ну где эта плавучая мина, рогатая смерть? Ныл же, что ЖБП надо подписать ему срочно. Минёр!!! - кричит старпом в девятнадцатый - где ты там потерялся опять?

Минёр понуро вползает в центральный. Шмыгая носом, протягивает ЖБП старпому. Старпом открывает титульный лист, окидывает взглядом центральный.

- Трюмные, ну вы дураки, что ли?! Какой, блядь, пузырь? Они пузырём раз в год стреляют же! Электронный пуск у них молодец, а не пузырь! Пузырём же матчасть нужно задействовать, чтоб стрельнуть, а тут - три кнопки нажал - боевую задачу выполнил! Минен хоссен, возьмёшь корректор, закрасишь слово "пузырь" и напишешь слово "электронный пуск" - тогда подпишу.

- Ну Сей Саныыыч - скулит минёр

- Да, Сей Саныч, - говорит Антоныч, - соглачен с минёром! Электронный пуск абсолютно не звучит. То ли дело пузырь! Звучное, короткое слово - как выстрел!

- Ну ладно, Антоныч, раз ты так считаешь - и старпом подисывает минёру ЖБП.

Естественно, через пятнадцать минут вся подводная лодка уже знает эту историю.

Или вот ещё было, когда минёр просился на какие-то флотские сборы-соревнования по торпедному делу.

- Минёр, - спрашивает его старпом, - а ты сколько раз торпедой-то стрелял?

- Ни одного, пока.

- А как торпедой стреляют, расскажи мне коротенько, в общих чертах.

- Нуууу открывают заднюю крышку торпедного аппарата, загоняют туда торпеду, закрывают заднюю крышку, заполняют торпедный аппарат водой, выравнивают давление с забортным, открывают переднюю крышку и стреляют.

- Ага. Эдуард, а теперь ты расскажи мне, как вы из ДУКа стреляете.

ДУК - это устройство для удаления мусорных контейнеров с ПЛ.

Этот рисунок капитана 1 ранга Каравашкина Олега Валентиновича хорошо всё иллюстрирует. Толко у нас ДУК был не вертикальный, а под углом из борта торчал. А.... вы же организацию стрельбы не знаете из ДУКа. Как вы вообще на свете-то белом выживаете, без всех этих, крайне полезных и необходимых знаний? Когда накапливался мусор, мы отстреливали его за борт. В основном это были жестяные банки, которые плющились предварительно специальным прессом для смятия тары и пищевые отходы. Всё это складывалось в специальные пластиковые контейнеры, типа мешков. Отсек герметизировался, на всякий случай, на переборках выставляли вахтенных и готовили системы подачи воздуха в отсек, тоже на всякий случай. По готовности, командир первой трюмной группы докладывал в центральный:

- ДУК к стрельбе изготовлен!

- Зарядить главный калибр! - следовала команда из ЦП

- Есть зарядить главный калибр! (мешки засовывались в трубу и протыкались, чтоб в них не было воздуха - скрытность же и все такое) - Главный калибр заряжен!

- Паааа врагааам революции! Трубка шесть, прицел восемь!!! Упреждение двенадцать градусов!!! Плиии!

- Есть пли!

- Клоуны маслопупые, - один раз не выдержал командир дивизии, - вы можете хоть что-нибудь без этих своих смехуёчков сделать? Вы на поминки мои, чтоб не приходили! А то и там цирк устроите с раздачей слонов и материализацией духов!!!

Вернёмся к нашему рассказу. Отвечаю старпому:

- Нууу открываем заднюю крышку аппарата, загоняем туда мусор, закрываем заднюю крышку, заполняем аппарат водой, выравниваем давление с забортным, открываем переднюю крышку и стреляем.

- Слышь минёр? Улавливаешь ход моей мысли? А сколько раз вы, Эдуард, своим дивизионом из ДУКа стреляли?

- В смысле? За всё время что ли?

- Не, ну за последний год, например.

- Раз двести-то точно стрельнули.

-Минёр, так давай мы туда трюмных пошлём? Они же своим дивизионом отстрелялись больше раз, чем все минно-торпедные части Северного флота. Вместе взятые. Они прикинуться тупыми, чтоб из остальной минёрской массы не выделяться, а потом выебут там и высушат всех, своим космическим профессионализмом!

- Нууу Сей Саныыыыыч

- Да ладно, едь. От тебя всё равно в базе толку никакого.

Или собирают, например, в море командиров отсеков на инструктаж. Минёр приходит последним. Старпом молча сидит и думает. Минута проходит, другая, третья.

- Тащ капитан второго ранга! - докладывает вахтенный инженер-механик, - командиры отсеков собраны.

- Да я вижу, что собраны. Я вот думаю сижу: почему минёр, блядь, опаздывает? Ну вот чем он там занимается, что может позволить себе опоздать? Чембля? Я же знаю устройство корабля, обязанности минёра, обязанности минёра, как командира отсека, обязанности минёра, как командира боевой части, суточный распорядок тоже знаю ...минёр, чем тыбля занимаешься, почему тыбля опаздываешь вечно? Не отвечай мне, минёр - не надо травмировать мою нежную, как у котёнка, душу своими нелепыми отмазками!!! Я понимаю, если бы опоздал турбинист, или электрик, хуй с ним - ракетчик, но ты - минёр? Ты-то как? А чего я вас собрал-то, помнит кто-нибудь?

А турбинистом тогда у нас худо пришлось на том выходе. Вышла из строя автоматика управления оборотами турбин и они неделю в трюмах турбинных отсеков обороты вручную крутили огромными железными колёсами. Влажность там запредельная, температура градусов под сорок - прямо в трусах там и стояли на посту. Интендант им варил компот, охлаждал и носил туду непрерывно. Да, та ещё работёнка.

Ну вот, в общем-то, чтоб вы понимали мои периодические высказывания про минёров. Это совсем не означает, что минёров у нас не любили и были они какими-то неполноценными членами экипажа. Как вы уже знаете - гандонов у нас не было, а если и попадались, то на очень короткий период времени. Минёры были весёлыми, озорными ребятами, отчаянными и наглыми с хорошей такой придурью в глазах, благородными и честными, - в общем, всё, как мы любили. Просто жизнь - это же театр, как говаривал У. Шекспир и даже в военно-морском флоте, - ну вот такая им у нас досталась роль.

На этой фотографии есть один наш минёр. И это не парень с усами и в гидрокостюме. Наш минёр, наверняка, уже где-то флотом командует. Желаю ему здоровья, оптимизма и долгих лет счастливой жизни. Но тут-то вот чего он в кадр-то влез? Видит же, блядь, что люди фотографируются!
Прочитано 4631 раз
Другие материалы в этой категории: « Я и бал принцесс Смерть »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь