Среда, 13 декабря 2017

Пакт, который лопнул

Опубликовано в Эдуард Овечкин "Акулы из стали" (+18) Воскресенье, 14 февраля 2016 17:10
Оцените материал
(21 голосов)
- Эдуард, ты спать-то хочешь?

- Антоныч, просто овациями хочется встретить такой искромётный юмор.

Неделю мы, наверное, отплавали и ещё три оставалось, для сдачи задачи в Арктическом бассейне. Нормальный выход получился, всё время под водой почти, бегаем, тренируемся, учимся, едим, обслуживаем матчасть. А на задачу если вышли, да ещё с командиром дивизии на борту, то всё - кранты сну, полные. Боевой был мужик, задорный и заводной. Плюс ко всему бессоницей страдал. Раз, говорит, нам повезло выйти в море, то нужно как можно больше задач отработать и учений, чтоб не зря атомы урановых ядер расщеплять. Как бы логично, со стороны урановых ядер, звучит.

- Ну так я к чему, - продолжает Антоныч, - предлагаю заключить пакт. Я на утреннней смене кемарю, а ты - на вечерней.

- Ага, - говорю, - какая тонкая тактическая хитрость. Утром-то спать сильнее хочется!

- А что, может годковщину на флоте отменили уже? - удивляется Антоныч

- Да нет, вроде, не доводили таких приказов.

- Ну и чё ты тогда начинаешь, карась?

С нами ещё два рулевых на вахте стояли в центральном и вахтенный офицер. Рулевые спали всё время, а кода нужно было курс менять или глубину, их Антоныч в спины пихал.

- Я тоже с вами по очереди спать хочу! - попытался примазаться к нам вахтенный офицер.

- Ну и как мы две смены на троих делить будем? Да и что нам от тебя толку, ты ж тут воду из трюмов качать не будешь? Спи уж так, сиротинушка. - Антоныч был логичен, как логарифмическая линейка.

Установили, значит мы себе два триггера: один - вахтенный седьмого отсека, который, если что шептал в Лиственницу тревожным голосом, что комдив/командир/старпом в центральный идут и второй - гайка, который мы клали в неустойчивом положении на кремальеру и, если кто в центральный начинал люк переборочный открывать, то гайка нас об этом оповещала радостным стуком о палубу. Идеальный план же?

Дня три находимся в полной эйфории от своей хитрожопости. Добреем лицами и наслаждаемся подводным круизом: Антоныч за меня вечером грязнухи и трюма осушает, воду между цистернами гоняет и следит за плавучестью, я за него вечером кручу турбины и ору на вахтенных в отсеках, чтоб не спали (в каждом отсеке есть определённое количество кнопок, которые вахтенный должен понажимать каждые пол часа, тогда в центральном загорается лампочка "отсек осмотрен", если не загорелась, значит спит, сука. Полная идиллия у нас, в общем и чувство единения с Вселенной.

Но верёвочке этой суждено было виться не долго.

- Кто у нас сегодня главный, - ты? - выглядывает из штурманской красными глазами штурман Андрюха

- Ну

- Что "ну"?

- Ну я

- Через пять минут ложимся на курс такой-то и добавляем десять оборотов турбинам

- Есть на курс такой-то и десять оборотов турбинам.

Через пять минут, по отмашке штурмана, одной рукой разворачиваю тяжёлый атомный подводный крейсер стратегического назначения, а другой подкручиваю обороты турбинкам. Пьянящее чувство всемогущности на секунду овладевает вибрирующими фибрами моей души. И тут. С перископной площадки спускается командир дивизии. Сука, мало того, что он как-то сквозь вахтенного седьмого проскочил незамеченным, так он ещё и в центральный пошёл обходным путём и явно крался на цыпочках, мягко придерживая все две двери. Ну не гад ли, а ещё контр-адмирал, называется?

- Этобля што такое тут происходит!!! - орёт комдив своим комдивским баритоном, - что за нахуй сон-дренаж в подводном, блять, положении!!!

Все, конечно, моментально просыпаются и делают тревожные лица. В это время в Лиственницу тревожно шепчет вахтенный седьмого:

- Старпом поскакал куда-то!!!

Мы делаем вид, что не слышим и не понимаем, что это за помехи такие в радиоэфире. Через минуту на палубу звонко шлёпается второй триггер и в центральный заскакивает старпом с кучей журналов в охапке.

-Тэээк , бля, выдры хитрожопые! А я думаю, что они, блять, какие-то добрые ходят уже второй день! Где, думаю я, я их недоёбываю!!! Хуй вы наебёте старого контр-адмирала!! Ты, Серёга, хули припёрся, я ж тебя спать отправил?

- Не могу, тащ контр-адмирал! Засыпаю от усталости, просыпаюсь от ответственности!! А что Вы опять тут на моих орлов орёте нижними октавами?

- Серёга!!! Орлов?!! Да они спят у тебя в подводном положении на подводной лодке! Захожу, а тут киповец ОКС управляет крейсером - один за всех!!!

- Ну, - говорит старпом, - не все же спят. Вахтенного выставили, молодцы. Киповец у нас тёртый, чё бы ему и не поуправлять крейсером?

- Молодцы?!, - возмущается комдив, но уже видно, что остывает, - Да в жопу им огурцы, какие они молодцы!!! Хитрожопые механоидозавры!!! Надо их как-нибудь наказать, Серёга!

- Ну как мы их в море накажем? От вахты, чтоли отстраним? Так они нас на руках за это носить начнут, а я, например, стесняюсь, когда меня на руках носят.

- Да ХВЖ им!!! Я придумаю сейчас что-нибудь суровое!!

Думает. Старпом втихаря подсовывает ему журналы на роспись, тот, не глядя, подмахивает всё подряд - думает же.

- Сука, - говорит, - ну ничего же с ними не сделаешь! Давай, Серёга, хоть стенгазету про них выпустим!! Зови, Эдуард, вашего художника сюда. Немедленно.

А у нас матрос был в дивизионе - Вася. Рисовал очень хорошо. Вызвали Васю.

- Василий! - говорит комдив, - надо нарисовать стенную газету! Срочно!

- Ну надо, так нарисую, - говорите, что рисовать.

- Серёга, - комдив дёргает старпома, - давай быстро придумаем!

Начинают быстро думать вслух. В итоге, за две минуты выдумывают сценарий пятисерийного художественного фильма, как я один хожу по пустой подводной лодке и всё за всех делаю, попутно спасая мир от ядерной катастрофы. Решают, что Вася до своего дембеля нарисовать всё это не успеет и начинают сокращать. В итоге, останавливаются на том, что я должен, в образе Боярского, прыгать по командирскому столу и отбиваться от крыс.

- Погодите-ка, - решает уточнить старпом, - у нас же, вроде как, Эдуард, наоборот, молодец, а чего мы над ним смеёмся-то?

- Серёга, да кому на хуй нужны молодцы в стенгазете? Не тошнит тебя от молодцов с Советского Союза ещё? Надо, чтоб смешно людям было и всё! А то, что он молодец, мы как-нибудь в тексте напишем. Ну, с подъёбочкой, конечно!

- Тащ контр-адмирал, так а чего мы над ним смеёмся тогда?

- А над кем нам смеятся? Над Антонычем?

- Логично, над Антонычем никто смеятся не осмелится. Даже я.

- Даже я не осмелюсь , - хули ты!!! Поэтому вариантов тут у нас немного. Всего один сидит.

Я смотрю на них во все свои возмущённые глаза.

- А меня, -говорю, - как насчёт спросить, например?

- Чё скзал, на? Я - контр-адмирал буду у тебя, каплея, спрашивать разрешения? Антоныч, я что проебал момент, когда на флоте годковщину отменили?

- Никак нет, - радостно улыбается Антоныч, - не отменили ещё до сих пор, всё действует!!!

- Ну и чё, тогда, этот карась начинает?

Вот раклы жешь старпёрские. Вася уходит, рисует, приносит. Комдив со старпомом бегут в восьмой и лично вешают стенгазету, довольно похрюкивая. Детский сад, я считаю и несолидное поведение.

"Газету не воровать" подписал снизу на листочке старпом. А потом расписался на ней и торжественно вручил мне, как поощрение. Вот такая она - морская доля. А газету я храню до сих пор, медали юбилейные все подрастерял уже, а газета эта - вот она:
Прочитано 6044 раз
Другие материалы в этой категории: « Внутренности Поэзия из морских глубин »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь