Пятница, 21 Июль 2017

Гражданские

Опубликовано в Эдуард Овечкин "Акулы из стали" (+18) Воскресенье, 14 Февраль 2016 17:06
Оцените материал
(16 голосов)
Есть такая категория людей в военно-морском флоте, которых называют "гражданские специалисты". Жизнь флота, да и само рождение его были бы невозможны без них. Поэтому я не могу не посвятить им отдельную пестню, пронизанную пафосом и чувством категорического уважения к ним - гражданским специалистам.

Всех гражданских специалистов, условно, можно разделить на две категории: заводские и командировочные в военно-морских базах. Начнём с заводских.

Что такое судостроительный завод, объяснить невозможно, в принципе. И если вы никогда не видели, например, завода "Звёздочка" в Северодвинске, то вы не видели заводов вообще. Это такой громадный улей, где стопитсот тысяч человек находятся в постоянном движении, перемещении, таскании, клепании, сварении, лужении, поднимании, клеянии и всё в атмосфере строжайшей секретности! Мало того, что они, значит, все хаотично перемещаются, иллюстрируя собой броуновское движение частиц, так они, при этом, ещё умудряются и лодки подводные строить! И как строят-то, гады - по два срока ходили без всяких положенных ремонтов вообще и безаварийно!

Стоит лодка в заводе. Сидишь ты такой на рубке подводной лодки, тренируешься выпускать дым изо рта колечками и думаешь: "Кто, блять, способен управлять всем этим хаосом, не сходя с ума? Какой же у него размер башки должен быть?"

- Анатолич!! - орёт в это время снизу вахтенный мичман, - тут к командиру бригадир какой-то пришёл, а у меня связи нет, крикни там в центральный!

- Что вы орёте, как умалишённые, - бурчит командир, вылезая из люка, - я уже тут.

- Пусть сюда поднимается! - орёт командир вахтенному так, что у меня звуковыми волнами пилотку на затылок сдвигает.

Садится рядом со мной на рубку и сидит, болтая ногами. Поднимается бригадир:

- Товарищи, мы у вас шахту ракетную мыть будем, вот список рабочих, для допуска на борт.

- Долго мыть будете? - спрашивает командир глядя, как один пьяный рабочий возле КПП пытается вручить другому пьяному рабочему щенка, а тот отбивается от него банкой кильки в томате.

- За два дня сделаем!

- За два дня? Ну-ну. - в это время к двум пьяным рабочим подошёл третий и орёт что-то на того, что с килькой, показывая руками на того, который со щенком.

Мы как раз заходили тогда в Северодвинск в середине автономки, чтоб шахту ракетную помыть. Чего-то они там носили, в шахту сыпали, водой заполняли, бульбулировали её, осушали, опять что-то лили...и так ровно два дня. Через два дня приходит этот же бригадир к командиру вот, мол, документы, распишитись, мы всё закончили.

- Как закончили? - разочаровывается командир, - а можете ещё пару дней повозится, а то у меня не все ещё на дискотеку для тех, кому за тридцать успели сходить?

- Да можем,- говорит бригадир, - но не больше, а то вопросы начнутся.

- Сколько? - уточняет командир в том смысле, сколько литров спирта он должен за такое ви-ай-пи обслуживание

- Да что Вы, - отмахивается бригадир, - мы же люди, всё понимаем.

- Нет, позвольте, - настаивает командир, - я от души желаю Вас отблагодарить!

- Да не надо, честное слово.

- Нет уж будьте добры!

- Ладно, банки хватит.

И бригадир с банкой спирта под мышкой уходит на два дня, а мы бежим в ДК и радостно там отплясываем под цыганку Сэру, охотно демонстрируя всем желающим свой спермотоксикоз своё конское здоровье.

Вторая группа гражданских специалистов это те, которые жили прямо в наших посёлках откомандированные из своих Комсомольсках-на-Амуре, Владивостоков, Баку и Херсонов для поддержания нашей боеготовности на надлежащей высоте. У меня их было двое: Паша и Люба. Паша помогал разбираться с пультами общекорабельных систем и систем управления движением, а Люба - с компрессорами и прочей мелочью.

- Эдик, - гундосил Паша, доставая очередную кассету из Корунда, - ну почему пломбы сорваны?

- Паша, - говорю, - пять градусов рассогласование было вертикальных рулях в море, командир велел починить.

- Эдик, ну пять градусов - этожы нормально!

- Заводу твоему нормально, Паша, а нашему командиру надо два и не больше, а иначе у него манёвры в надводном положении не такие изящные получаются.

- А чё ты тут сделал? - удивлённо таращится Паша, сняв с кассеты боковую стенку

- Ну вот жешь этот резистор перепаял на этот, а тут закоротил дорожку просто

- Эдииикбля! Ну йобаныйврот - тут же подстроечный резистор вот стоит!!!

- Такой умный ты Паша, как я погляжу, - у него головка, как хуй у комарика, где я тебе на подводной лодке такую отвёртку найду? А лезвием он не крутился. Вот.

- Лееезвийееем? - тихо подвывал Паша - каким лезвием, Эдииик?

- Невой, - говорил я и отбегал от Паши подальше. На всякий случай.

А потом Паша со всеми рабочим начал забастовку. Им тогда не платили ещё дольше, чем нам. Нам по четыре месяца, а им по шесть.

- Паша, - звоню ему, - мне надо Топаз посмотреть, мне в море послезавтра, Паша.

- Эдик, ну я не могу, забастовка же у нас!

- А у меня жизни двухсот человек, Паша. Я, Паша, же потом, когда мы потонем, к тебе в кошмарных снах являться буду всю твою оставшуюся жизнь и с укором буду смотреть тебе в глаза.

- Эдик, бля, ну мне жрать нечего, ты пойми, это важно!

- Паша, да я не скажу никому, что ты штрейхбрейкер, между нами всё останется, потом документы оформим, когда вы бастовать закончите. А ещё у меня две сосиски на обед и пачка лапши, приезжай, Паша, пообедаем, заодно.

И Паша приезжал и ковырял мне Топаз и вводил его в строй, а потом мы съедали две мои сосиски, запивая их пол-литрой спирта и сидели курили на ограждении рубки и рассказывали друг другу про то, что ну вот что за говно вокруг твориться, ну как так, нас тут кинули все, на этом ебучем Севере и что-то требуют, стращая долгом, а мы: капитан-лейтенант военно-морского флота и старший специалист чего-то там, оба с высшими образованиями, две сосиски из вакуумной упаковки на обед себе за роскошь считаем. И командир, проходя мимо, открывал было рот, видя нашу дерзкую наглость, но потом закрывал и молча шёл дальше.

Но самые отчаюги были, конечно, те, которые работали с системой ВВД. ВВД - это система воздуха высокого давления. Воздух сжимался компрессорами до давления 400 килограмм сил на сантиметр квадратный, закачивался в стальные баллоны между прочным и лёгким корпусом и служил, в основном, для продувания балластных цистерн. Чрезвычайно опасная вещь, при небрежном с ней обращении. Можете себе представить, что будет с вашим организмом, если на каждый квадратный его сантиметр резко надавит четыреста килограмм? Отсюда и до Шпицбергена распылится ваш организм. Тьфу-тьфу-тьфу, конечно.

Так вот, когда к нам приходили рабочие работать с этой системой, то на пульт управления общекорабельными системами в центральном пост вывешивалась вооот такенная табличка "Запрещены переключения в системе ВВД, блядь!!! Категорически!!! Работают люди!!!!"

Сижу, дежурю. Входит один из специалистов.

- Давайте, говорит в шестую ЦГБ дунем немножко, надо пневмоклапана проверить

- Ты нормальный? - спрашиваю его, - Табличку видишь?

- Да всё нормально, я всё знаю, всё под контролем!

- Ну сам тогда дуй, контроллер, - говорю, - мы на флоте таблички приучены чтить и уважать.

Ну дунул он, значит, недолго так, сидит, в блокнотике себе что-то пишет. И тут слышим: откуда-то вопль доносится и, по нарастающей звуковой амплитуде, приближается к нам:

- Ктооооооо??? Ктобляяяяяя!!!! Убйуууууубляяя!!!

Не успел я моргнуть, как этого дульщика и след простыл, а в центральный врывается товарищ его, весь в говне каком-то, волосы дыбом, глаза, как у рака, на 360 градусов вращаются, в руках ключ от перемычки ВВД (такая железная палка метровой длины, а на конце её два захвата под болт диаметром пятьдесят сантиметров)

- Ктобля !? Ктодулна?!!!

- Не, не, не, - говорю, - товарищ, это Вы зря тут на меня глазами вращаете. Это дул коллега Ваш по цеху

- Гдебля?!! Гдебляон!!??

Беру переговорное, спрашиваю у верхнего вахтенного, а не выходил ли гражданский специалист с корабля?

- Так точно - бодро докладывает верхний вахтенный, - умчался в сторону штаба чуть не по воде!

- Сууукааааа! - воет второй и бежит наверх

- Суууукааааа! - слышу его вопль над заливом в центральном.

Спустился назад минут через пять. Остыл уже немного, только руки трясуться и глаза дёргаются:

- Простите, товарищ дежурный, а не будет ли у вас штанов запасных, а то мне мои постирать надо срочно?

Дали ему штаны, конечно. В душ отвели, чаем отпоили. Оказалось потом, что он как раз в этой цистерне и сидел, куда товарищ его дунул. Представляете, - сидити вы себе в огромной, тёмной и склизкой бочке, а туда четыреста килограмм на сантиметр квадратный воздуха расширяются? Вой, холод и вообще натуральное ощущение пиздеца, должу я вам. Я, конечно, в ЦГБ не сидел, но перемычка в 16 отсеке бахнула один раз.

Сидим, значит, в центральном, никого не трогаем, а у нас резко пилотки с головы сдувает. И шум, такой, как от прибоя, только не ласковый. Вентиляция у нас так не может точно, начинаем панически оглядываться и вижу я, к своему глубокому удивлению, что у нас перемычка ВВД в шестнадцатом открылась, а она разобрана как раз в это время на протирку спиртом. Значит представьте себе - мы в 18 отсеке, перемычка через 19, 8, 10, 12, 14 аж в 16 бахнула - метров восемьдесят и совсем не по прямой, а волосы дыбом встают. Это хорошо ещё, что люки переборочные между отсеками у нас открыты были, в связи с ревизией ВВД. Кричу командиру дивизиона живучести:

- Игорьбля!!! Перемычка шестнадцатого!!!

Бежим с ним, роняя кал, в шестнадцатый отсек, жутковато, конечно, "надобылоучитсянабухгалтера" - думаешь в этот момент, но поздно уже. Прибегаем в шестнадцатый, а там декорации к фильму "Морозко": всё в блестящем белом инее, холодина, из перемычки сосульки растут...начинаем клапанами ручными перемычку от остальной системы отсекать, чтоб остальные дружно не бахнули сюда же. Клапана железные, руки примерзают, кожа рвётся, кровища капает - романтика. Перекрыли, возвращаемся в центральный, коленки трясуться, руки в крови. Командир встречает:

- Чо, убили там кого?

- Не, - говорим, - руки к железу примерзали

- Ну дык ёпт, это же железо же! - резюмирует командир, довольный тем, что всё хорошо закончилось.

- А мы думали, что железо, это пластамасса, - смеётся от нервного перенапряжения Игорь.

- Не стыдно, командира-то подъёбывать? - уточняет, на всякий случай, командир

- Неееет!! - ржём уже вдвоём с Игорем

- Никакого уважения к старшим по воинскому званию самцам! - начинает смеятся и командир.

Хорошо же, когда всё хорошо заканчивается?

Вот такой вот длинный рассказ у меня получился про гражданских специалистов. Но. Из песни слов не выкинешь. Запомните главное "Небрежность - признак мастерства" это шуточный девиз, не применяйте его в реальной жизни. А гражданским специалистам, ещё раз, большое спасибо.

На этом фото я, это тот, который пиллерс (трубу по-вашему) обнимает, по правую руку от меня - Игорь, а сидит - это наш командир о чём вы и так, по надписи на евоной груди можете догадаться.
Прочитано 4937 раз
Другие материалы в этой категории: « Флаг Воспитатель »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь