Воскресенье, 24 сентября 2017

1. Кролиководство в военно-морском флоте

Опубликовано в Александр Надеждин "О службе серьезно и с иронией" Пятница, 29 января 2016 13:10
Оцените материал
(0 голосов)
Иногда возвращаясь назад во времени и, задерживая свое внимание на некоторых событиях, вдруг,  понимаешь, что юмор и крайнее его проявление – сатира, вкраплены в саму жизнь и службу. Бывают и трагедии, круто замешанные на комедиях. А бывают все эти жанры и одновременно.


 Ну, например.


 Прибыл я служить в дальний северный городок, названный в честь героя-подводника времен войны, Магомета Гаджиева. Полный знаний и сил молодой лейтенант тут же был назначен, но не на первичную должность командира гидроакустической группы подводной лодки, на которую неплохо учился целых пять лет, а - командиром взвода хозяйственной роты. Вы подумаете, что в строительный батальон? И ошибетесь. Это подразделение создавалось в те времена из остатков личного состава экипажей подводных лодок, плавающих на просторах мирового океана или отдыхающих на берегах внутренних морей Советского Союза. Офицеры поставлялись в эту роту военно-морскими училищами, выпекающими,  молодых лейтенантов со скоростью большей, чем темпы строительства подводных лодок. Иначе говоря, надо было пристраивать свежих лейтенантов, чтобы им не было, сразу же, скучно служить. Так что  плановые и внезапные погрузки, разгрузки, покраски, приборки, перетаскивания и затаскивания, а, так же мероприятий под названием кого бы куда-нибудь послать, были обеспечены такими  ротами стратегических флотилий подводных лодок Военно-Морского флота СССР.


 Пролетел сентябрь, начался октябрь, который очень быстро подкатил к ноябрю. А, поскольку, север, то и стало холодать.  Не просто холодать, а сильно морозеть: до  минус пятнадцати, со снегом и метелями.
 Было воскресенье, что-то около 14.00. Собрался я, было в городок, что бы скрасить остаток выходного рюмкой и другими возможными развлечениями: кинофильмом в доме офицеров  или  чем-нибудь еще другим, если повезет. Но не тут, то было. Прямо у выхода из казармы, где я жил, меня задержал звонок оперативного дежурного флотилии. Говорили же мне, что не надо без крайней необходимости поднимать трубу телефона.


- Лейтенант, - голос на том конце был строг, - Срочно в штаб с тремя матросами.


- Да, - подумал я, - Му… дуракам закон еще не написан, - и начал выполнять приказание.


 От казармы до штаба рукой подать и через несколько минут дежурный принял мой доклад:


- Товарищ капитан 2 ранга лейтенант Надеждин прибыл и готов выполнить любое приказание родины.


- Любое не надо, а вот такое придется, - и дежурный подозвал меня к окну, выходящему на бухту.


- Видишь остров, лейтенант?


- Отчетливо, - ответил я, не понимая еще, что меня может ожидать.


- Так, вот, - продолжил оперативный  и, не скрывая своего раздражения и флотского сарказма, поведал мне следующую историю. 


 Перескажу ее своими словами.


 Еще в начале лета, один из наших политических руководителей, занимался улучшением питания подводников. И занесло его на подсобное хозяйство, а там кроме свинарника был еще и крольчатник со значительным поголовьем зверьков с диетическим мясом и ценным мехом. После просмотра диетического стада, в голову  большого политического начальника неожиданно вступила гениальная идея: отправить кроликов на необитаемый остров на вольный выпас и активное размножение. Он где-то слышал, а, может быть, и читал в бессмертном произведении Ильфа и Петрова про кроликов, про их ценность в мясном и меховом смысле и на основании этих знаний решил, что  к наступлению холодов, без естественных врагов, на подножном корме, стадо даст приплод и увеличится в несколько раз.


 А, тогда…


 И мысли его начали струиться в сторону, всеармейского почина, почетных грамот, может быть наград и, в довершение всего, перевод в вожделенный центр на очень вышестоящую должность…


Приказ был исполнен.


 Все лето кролики размножались, кушали, что есть и снова размножались…  В итоге быстро съели всю растительность…


В это же время исторические решения очередного форума коммунистической партии заместили в голове политинициатора* мысли о бедных зверьках. Его подчиненные тоже увлеклись политикой и о животных забыли. А потом наступил сентябрь - время отпусков для политических руководителей и они, понятно отъехали в южные санатории…


 Я с неподдельным интересом слушал речь дежурного, но еще не понимал связь между мной, островом, кроликами и отдыхающем на солнечном юге политработнике. Вопросов, однако, не задавал, помня главную заповедь для военного: «Наличие вопросов – признак недисциплинированности». Все стало своевременно ясно, когда дежурный, завершив рассказ, перевел взгляд с острова на меня и приказал:


- Тебе, лейтенант, придется осуществить массовую эвакуацию грызунов. Принимай катер. Видишь, командир его, мичман Сидоров не способен это сделать, и,  оперативный, вернув взгляд в обратную сторону,  показал рукой на покачивающееся плавсредство, стоящее у пирса и на повторяющего колебания катера, Сидорова.


- Есть, - ответил я и направился в сторону острова. Сначала пешком до причала, затем морем.



 Гордость переполняла меня: за каких-то двадцать минут я вырос в должности - от командира взвода хозяйственной роты до капитана корабля, хотя и маленького. Только, как им управлять, я забыл. От морской практики в училище до описываемых событий прошло почти пять лет, да и местный морской театр, во время хозяйственных работ, я изучить не успел.  Однако матрос- моторист успокоил меня, когда я высказал некоторые свои, на этот счет сомнения.


- Товарищ лейтенант! Это плевое дело, я много раз бывал там.


До острова мы дошли без происшествий и сразу же  бросились собирать кроликов, которые, все как один окоченели, то есть погибли от холода. Такая, вот, грустная наблюдалась картина.


 Я доложил обстановку в штаб и получил приказание возвращаться.


Дело шло к вечеру - темнело уже. Отлив, который к этому времени  сделал море несколько мельче, я не заметил и, конечно же, не учел, помог мне  успешно, на виду штаба флотилии, посадить катер на камни…
 Операция по эвакуации животных плавно перетекла в мероприятия по съему маломерного судна с мели…


 В очень изящной форме я был отодран вышеупомянутым оперативным дежурным. И, похоже, что все свое раздражение, вызванное инициативами политического кроликовода, он вылил на меня.


 Что касается виновников гибели кроликов, то они успешно отдохнули в бархатном сезоне на южных берегах, и с новыми силами приступили к внедрению в нашу жизнь новых политических инициатив.


Прочитано 1098 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь