Воскресенье, 17 декабря 2017

Морская болезнь

Опубликовано в "Служили три товарища" В. Мацкевич, В . Кулинченко, Э. Антошин Суббота, 08 декабря 2012 12:50
Оцените материал
(2 голосов)

Вадим Кулинченко

Головокружение, тошнота, рвота в результате раздражения вестибулярного аппарата при качке судна. Такое определение даёт энциклопедия. Вещь неприятная и этой болезнью могут страдать люди и на земном, и на воздушном транспорте.

Я хочу рассказать, как нас учили излечиваться от неё на дизельных подводных лодках.

Когда лодка находится  в надводном положении в штормовых условиях, то похоже, что ты болтаешься в бочке, брошенной в море. Помните царевича Гвидона из сказки А.С. Пушкина? Кто не испытал этого чувства и не победил при этом морскую болезнь, наверное, не может назвать себя настоящим моряком.

Морская болезнь проявляется не только в вышеприведённых условиях, но и в других - у одних начисто отсутствует аппетит, а другие готовы съесть всё, что можно есть. В те   годы единственным лекарством от морской болезни считались селёдка, тарань (вобла) и ржаные сухари. Вот почему этого продукта на флоте всегда было вдоволь, но только не сегодня. «Аппетитных» болящих обычно мало, большинство блюёт до позеленения и ничего не ест. Они проклинают всё и вся: «Зачем я пошёл на этот подводный флот...». И главное, некоторые, перестают работать и впадают в бессмысленную одурь. Я знаю многих собратьев ещё по курсантской жизни, которые испытав на практике «подводную романтику» больше не рвались к корабельной службе.

Я сам, попав в 1955 году на практику на одну из средних лодок легендарного 613 проекта, испытал подобное в Баренцевом море. Правда, до рвоты не дошло, хотя и закладывал пальцы в рот, а вот голова - будто налита свинцом. Мне повезло – попался отличный «лекарь» старшина отсека, жаль, фамилию запамятовал. Он излечивал нас курсантов от морской болезни следующим образом - у него  в запасе всегда была торбочка (небольшой мешочек) с гайками, болтами и шайбами - всё это в разобранном виде. Когда начиналась свистопляска и наша лодка начинала прыгать на волнах, как норовистая лошадь, а мы начинали хандрить, он набирал в поддон под помпой ТП-20 седьмого отсека (а он весь в извилинах, углублениях и прочих заморочках) воды и высыпал из торбочки содержимое туда. Зная их счёт, он заставлял все собрать так, чтобы на каждом болте была гайка и шайба.

Железяки табуном на качке перекатывалось в воде поддона... Это очень отвлекало, и мы забывали про морскую болезнь. Таким образом он вылечил не одно поколение курсантов от морской болезни. За это ему многие из моих товарищей благодарны и, став офицерами, не забыли его рецепта.

Но не всегда можно излечиться подобным образом. Есть люди, которым не помогает ничто, и они травят до изнеможения. Кто скисает, тот пропадает для флота. Но многие наперекор всему хотят служить на кораблях. Их выручает только воля и работа.

Был у меня один торпедист матрос Иван Валявин, который никак не мог излечиться от морской болезни, но и списываться с лодки не хотел. Работал, как вол. Но при этом, чтобы не терять сил от рвоты, он постоянно жевал ржаные сухари, а на шее при качке  носил жестяную  банку,  в  которую,  когда-то ему было не в маготу, он отдавал дань Нептуну.

Специалист был отменный. Полностью и достойно отслужил свой четырёхгодичный срок на подводной лодке. Спустя некоторое время я с удивлением узнал, что после демобилизации он пошёл морячить в мурманский «Трал флот». А как качает небольшие траулеры - это знают только рыбаки. Вот что значит любовь к морю!

Излечение и победа над морской болезнью зависит исключительно от самого человека, его характера, воли, желания и, непременно, от его преданности морю. А в любви к морю, как бы не опротестовывали эти слова, есть всё-таки Романтика и она неистребима в молодых людях во все времена.

Прочитано 5248 раз
Другие материалы в этой категории: « Мордотык Рыбалка пуще комфорта »

Пользователь