Пятница, 24 Март 2017

Как первого космонавта в подводники посвящали

Опубликовано в "Служили три товарища" В. Мацкевич, В . Кулинченко, Э. Антошин Суббота, 08 Декабрь 2012 12:40
Оцените материал
(0 голосов)

Вадим Кулинченко

Юрий Гагарин после окончания военного училища попал на Кольский полуостров, форпост России в Арктике. Он приступил к полетам с аэродрома Луостари, а мы, молодые лейтенанты, выходили в море с баз Северного флота, в том числе и с Линахамари. В летописи Северного флота записано: « Североморские летчики по праву гордятся тем, что в их рядах служил первый в мире космонавт Ю.А. Гагарин». Но это немного не так.  Юрий Гагарин не был морским летчиком. Он состоял  в рядах ВВС, которые взаимодействовали и прикрывали силы Северного флота, но не были в его составе. Так что здесь чисто профессиональная гордость за коллегу, а потом мы жили на одной земле и были в равной степени за неё в ответе.

Луостари и Линахамари расположены поблизости друг от друга, а весь этот район в морском просторечии характеризовался как «Лихо на море», одним словом, не лучшее место на Кольском полуострове. Из Луостари Ю.Гагарин попал в отряд космонавтов. И только уже в 1965 году, на вершине своей славы, ему посчастливилось еще раз посетить эти места. Во время этого визита он побывал и на первой базе атомного подводного флота Западной Лице, где на одной из подводных лодок флотилии вышел в море и был посвящен в братство подводников. О малоизвестном факте из жизни первого космонавта я хочу рассказать. Прошло уже 46 лет, и некоторые детали этого эпизода, рассказанные мне моим товарищем Анатолием Ефремовым, сокурсником по училищу подводного плавания, уже стираются из памяти. А сам Толя Ефремов рано ушел из жизни. В тот далекий 1965 год я был назначен помощником командира на атомную подводную с крылатыми ракетами «К-131» проекта 675. В конце декабря 1965 года мы пришли с новостройки на нашей ПЛАРК «К-131» в родную базу  Западная Лица. В Лице много было разговоров о недавнем посещении базы первым космонавтом мира  Юрием Гагариным. Рассказы были разные и противоречивые. Я попросил Анатолия Ефремова, непосредственного участника «крещения» Гагарина в подводники, рассказать мне, как все было. Толя уже был старшим помощником командира атомохода. Тогда Юрий Алексеевич был звездой первой величины и за ним чиновники всех рангов присматривали лучше пуще, чем за своими глазами. Известно, что от чрезмерного рвения обычно и случаются всякие казусы. В те времена все, что касалось подводного флота и космоса, было засекречено. Правда, космос был мечтой всех мальчишек, они о нём знали все, а вот о подводном флоте – немного.

На мой вопрос о Гагарине Ефремов ответил так:

- Мужик он отличный, наш, с океана. Да, мы его посвятили в подводники, но немного не по правилам. Указание сверху. Об этом приказано было не распространяться, но кое – что тебе расскажу.

Почему выбор пал на нашу лодку, не знаю. Но перед выходом нас, командира, меня и механика, замучили инструктажами работники политорганов различных уровней. Они требовали не погружаться ниже перископной глубины. Но плавание на этой глубине с опущенным перископом очень рисковано, хотя полигон усиленно охранялся надводными кораблями. Еле убедили их, что будем ходить на безопасной глубине 40 метров. Чтобы стать настоящим подводником,  надо поплавать на рабочей глубине, а для нашего проекта это 240 метров. Мы эту глубину должны были имитировать докладами. Сделали это, уведя Юрия Алексеевича из центрального отсека, где у него перед глазами был боцман на рулях и глубиномеры. А он летчик, и ему все это знакомо… Предварительно ему разрешили посмотреть в перископ, после чего он сказал: «И через этот маленький глазок вы общаетесь с миром?». Наперебой стали объяснять устройство лодки, свита была внушительная, «знатоков» было хоть отбавляй, все хотели попасть в историю. Нам надо было с командиром доводить «спектакль» до конца. Все прошло на высоте, без всяких издержек. На мой взгляд, Юрий Гагарин понимал все, но принял правила навязанной ему игры. Через полтора часа всплыли, пообедали в кают-компании, поговорили на различные темы, поздравили Юрия Гагарина со вступлением в братство подводников, чему он был несказанно рад. В честь этого события подарили ему нашу канадку ( кожаная куртка из овчины, непременный атрибут офицеров- подводников. –В.К.). Подарком он остался доволен, сказав, что ему в ней было бы гораздо удобнее в космосе, чем в скафандре.

Вот так мы свозили первого космонавта в океан. И не его и не наша вина, что он так и не побывал на глубине 240 метров… Так закончил свой рассказ мой товарищ толя Ефремов, настоящий подводник. Выступая после выхода в море перед подводниками флотилии, Юрий Гагарин высказал свои впечатления: « Ваши подводные лодки похожи на космические корабли, а вы все герои…» Далее он говорил о том, что знал и раньше о нелегкой службе подводников, но не представлял всей её сложности.

Флотский поэт, капитан 2-го ранга Виктор Сергеев отразил это в стихотворении «День подводника» так:

И снова – смены, вахты и тревоги…

И как будто бы нормально все вполне,

Но кто не знал подводников дороги,

Тот не представит это и во сне.

Не зря Гагарин, побывав на лодке,

Сказал: «Ребята , в небе проще!»

А нам – привычно. С каждой автономной

Мы прибавляем флоту его мощи.

 

Позже космонавтами становились и моряки, например Валерий Рождественский (полет на корабле «Союз-23» в октябре 1976 г.), который писал: «На вопрос, что же объединяет военных моряков и космонавтов, отвечу: роднят их процесс, взять хотя бы самое простое – термины. Полет осуществляется в космическом корабле.  У нас есть такие понятия, как «звездоплавание», «космоплавание». При стыковке на орбите –причаливание. Во время этой операции мы тщательно исследуем переходные люки, как , к примеру, при работе водолазов с экипажем подводной лодки. В дальних полетах космонавты, подобно морякам, надолго отрываются от дома, от родной земли. Знают, что такое риск, умеют быть мужественными, владеть собой. Если заставляет обстановка, сами справляются с необходимым ремонтом. И моряки, и космонавты никогда не унывают, сохраняют бодрость духа в самых трудных ситуациях. всегда готовы поддержать товарища и себя остроумной шуткой. Но главное, конечно, постоянная нацеленность на максимум дела, на выполнение любого сложного задания. Космонавты много берут у моряков. И сами любят делиться опытом. Нам частенько выпадает трудиться бок о бок. порой находимся, образно говоря, в корабельном режиме».

Правильные слова, под которыми готовы подписаться все моряки и космонавты.

Прочитано 3862 раз
Другие материалы в этой категории: « Вадим Кулинченко. Немного о себе Кувалда »

Пользователь